maxfux


noblesse oblige

и невозможное возможно в стране возможностей больших...


Previous Entry Share Next Entry
Зачем Донбасс переходит на биткоины
maxfux
4 августа в Донецкой народной республике (ДНР) состоялась конференция, посвященная вопросам внедрения биткоина и технологии блокчейн. В числе участников были специалисты по информационным технологиям из России. Форум под названием «Криптовалюты и блокчейн-технологии как инструмент экономического развития» был организован донецкой компанией «Биткоин-Донбасс».

На конференции выступили министр образования и науки самопровозглашенной республики Лариса Полякова, представители Министерства информации, Министерства связи, ЦБ ДНР и других структур. Судя по составу участников, в ДНР всерьез рассматривают перспективу внедрения биткоинов.

Собравшиеся на конференции обсуждали вопросы развития передовых цифровых технологий в госсекторе и возможности их внедрения в систему управления государством.

С сентября 2015 года власти ДНР объявили своей официальной валютой российский рубль. Тем же путем пошли в свое время два других ориентированных на Россию государства — Абхазия и Южная Осетия.

Некоторые государственные образования все же решались выпускать свою валюту. Так, в Приднестровье ходят собственные рубли с портретом полководца Суворова, и это один из немногих и крайне редких успешных проектов создания собственных денег в условиях изоляции и непризнания.

Другими примерами являются, пожалуй, только тайваньский доллар и динар запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ). Но Тайвань обладает гораздо большими экономическими возможностями, чем ДНР, а о финансовой системе террористической группировки ИГ крайне сложно судить.

В 2005 году в Нагорно-Карабахской республике тоже попытались ввести карабахский драм, но из-за маленького номинала и ограниченности тиража эти деньги в реальном обращении практически не используются. Люди расплачиваются армянскими драмами, а карабахская валюта осталась предметом интереса коллекционеров.

Примерно та же участь постигла сахарскую песету и сомалилендский шиллинг. Северный Кипр и Косово изначально пользуются валютой сопредельных государств-покровителей. Палестинская автономия также использует валюту метрополии, с которой ведет войну.

Но вернемся к биткоинам. Казалось бы — зачем связываться со сложными технологиями? В ДНР рассчитывают, что они могут стать инструментом для обхода экономических санкций. В этом есть определенный резон, поскольку биткоины часто используют в том случае, если хотят избежать контроля государства. Иногда это торговля нелегальными товарами — такими как оружие и наркотики. Создатель известной финансовой пирамиды МММ Сергей Мавроди тоже разрабатывал новые схемы на основе биткоинов. Ему удалось уговорить около двух миллионов граждан ЮАР инвестировать в проект «Республика биткоина».

Итак, криптовалютами пользуются те, кто хочет уйти от контроля государства или каких-либо межгосударственных институтов (в случае с ДНР — скрыться от иностранных санкций). Но эти технологии позволяют защититься и от мошенничества и произвольной финансовой политики самого государства.

Долой Центробанк

Нобелевский лауреат экономист Фридрих фон Хайек отмечал в своей работе «Частные деньги», что на товарном рынке вещи с плохим соотношением цена-качество вытесняются благодаря конкуренции, при этом качество мировых валют, напротив, со временем только ухудшается.

Ключевые понятия мира криптовалют:

Криптовалюта — цифровые деньги, выпуск и подсчет которых основан на шифровании. Эмиссия биткоинов, например, происходит через майнинг (от английского mining — добыча полезных ископаемых).

Майнинг — создание новых биткоинов. Выпуск криптовалюты децентрализован — в мире не существует центробанка, который бы единолично «печатал» биткоины. Этим занимаются майнеры. Используя вычислительные мощности своих компьютеров, они добавляют в сеть новые блоки и записывают в них данные о транзакциях. В награду за расширение базы данных майнеры получают биткоины. Эта база данных называется блокчейн (blockchain — блочная цепь).

Блокчейн — хранилище информации обо всех операциях внутри системы. Проще говоря — бухгалтерская книга, в которой записаны движения биткоинов. Блокчейн открыт, посмотреть данные может каждый. При этом блоки связаны между собой шифрованием, и поменять в них что-то невозможно или крайне трудно.


Как правило, государство устанавливает монополию на эмиссию национальной валюты. И хотя центральные банки в развитых странах независимы, они так или иначе испытывают политическое давление правительств, нередко вынуждающих ускорять обороты печатного станка.

В любом случае выпуск дополнительных денег — решение центробанка той или иной страны, а дальше все зависит от профессионализма, компетентности и независимости регулятора. Но на это не стоит рассчитывать.

«Вера в то, что дешевые деньги всегда желательны и выгодны, делает неизбежным и непреодолимым давление на всякий политический орган или всякого монополиста, о котором известно, что он способен сделать деньги дешевыми, выпуская их в большем количестве», — говорил фон Хайек.

Уже тогда, в 70-е годы прошлого века, он был убежден, что основная угроза финансовой стабильности исходит именно от государства — это оно порождает кризисы своей политикой. Поэтому в своей работе ученый разработал идею ликвидации центральных банков, которые просто не могут действовать во имя всеобщего блага:

«Не будет большим преувеличением, если я скажу, что центральный банк, подверженный политическому контролю или просто серьезному политическому давлению, совершенно не способен регулировать количество денег так, чтобы это благоприятствовало четкой работе рыночного механизма».

Экономист подчеркивал, что политики выкручивают руки центральным банкам не только в странах с авторитарными режимами, но и во вполне демократических государствах, провозглашающих независимость финансового регулятора. При этом, предупреждал Хайек, возвращение к золотому стандарту не решит проблемы — золото является весьма неудобной счетной единицей для сделок и бухгалтерского учета.

В силу вышеизложенного «существование национальных валют не является ни неизбежным, ни желательным». В соответствии с идеями нобелевского лауреата, следует передать выпуск денег в руки частных учреждений, а центральный банк должен быть поставлен в равные условия со всеми другими эмитентами.

Когда Хайек излагал свои идеи, они выглядели совершенно бредовыми и нереализуемыми, но с появлением технологии блокчейн идея о конкурирующих эмитентах уже не кажется такой уж фантастической. Получается, что ДНР и прочие государственные образования и даже полноценные государства (например, о переходе на биткоины во время долгового кризиса 2015 года часто говорили в Греции), которые думают о внедрении блокчейна и криптовалют, сейчас находятся на острие финансовых технологий. Своими усилиями они приближают момент появления параллельных и конкурирующих валют с несколькими «печатными станками». Тем более что даже до появления более-менее развитых цифровых технологий уже проводились подобные эксперименты. Сегодня появление частных валют и повсеместное внедрение блокчейна постепенно становится реальностью.

Франки Уральской Республики

Лихие 90-е. Правительство Гайдара отпустило розничные цены, а заодно отменило контроль над валютным курсом. В стране раскручивался маховик инфляции, цены выросли в разы. При этом в стране была валюта, которая держалась как скала. Это был франк. Уральский франк.

Товарно-расчетные чеки товарищества «Уральский рынок» были напечатаны в 1991 году по инициативе группы молодых предпринимателей и общественных деятелей под руководством предпринимателя Антона Бакова.

Банкноты красного цвета с изображением композитора Петра Ильича Чайковского были выпущены по заказу «Уральского рынка» на Пермской печатной фабрике Гознака. Всего было отпечатано 1 миллион 930 тысяч банкнот номиналами 1, 5, 10, 20, 50, 100, 500 и 1000 уральских франков на общую сумму в 56 миллионов франков. Стоимость заказа, по словам Бакова, составила 20 тысяч долларов. Название «франк», видимо, решили взять вслед за швейцарским франком — валютой, которая славится своей устойчивостью.

Двумя годами позднее в границах современной Свердловской области возникла Уральская Республика, которая фактически просуществовала с 1 июля 1993 года по 9 ноября 1993 года. Заказчики так и не решились ввести новую валюту в повсеместное обращение.

В 1997 году бизнесмен ввел уральские франки в качестве платежного средства на принадлежащем ему металлургическом заводе в городе Серове. Рабочие расплачивались ими в столовых, буфетах и заводских магазинах; в ходу были банкноты номиналами 1, 5, 10, 20 франков. Когда фактом использования непредусмотренной законодательством валюты заинтересовалась прокуратура, часть тиража была промаркирована надписью: «Талоны на питание». Теперь у нумизматов особо ценятся банкноты без этих печатей. Расчетные чеки просуществовали вплоть до 2000 года, когда Баков был изгнан с завода, а новая администрация отменила хождение местных «денег».

Курьез? Разумеется. И тем не менее уральские франки можно назвать устойчивой квазивалютой, обеспеченной продуктовым набором. У завода появилось финансовое обязательство перед работниками — накормить их. Это обязательство и есть по факту обеспечение для валюты. Данная история наглядно показывает, что существование корпоративных денег в общем-то возможно. Возможно оно и для непризнанных и частично признанных государственных образований.

Конкурирующие деньги

«Сегодняшние биткоины — это скорее игрушка, такой же игрушкой в свое время был самолет братьев Райт. Но именно с него началась авиация. Так же и биткоины — эта криптовалюта имеет свои огрехи, но это начало совершенно нового типа денег», — убежден советник по макроэкономике гендиректора брокерского дома «Открытие» Сергей Хестанов.

По его мнению, в дальнейшем криптовалют станет гораздо больше, а в недалеком будущем они будут доминировать.

В России тоже задумались о создании собственной криптовалюты. Правда, функционеры Минфина и Центробанка, прорабатывающие эту идею, изначально предполагают, что она будет выпускаться централизованно. А преимуществом биткоина является именно то, что он эмитируется без единого «печатного станка». С этой точки зрения остается только подписаться под словами главы Сбербанка Германа Грефа о том, что криптовалюта в России умерла, не родившись.

Несколько ранее он раскритиковал предложение ввести в России уголовную ответственность за обмен биткоинов, отметив, что это приведет к остановке развития перспективной технологии блокчейн и к регрессу в целом. Похоже, что к словам Грефа все же прислушались: уголовной ответственности за выпуск и использование криптовалют не будет.

Отношение к биткоинам в разных государствах разное. Как известно, Минфин России до последнего времени выступал за полный запрет криптовалют вообще и биткоинов в частности. Столь же негативно относится к криптовалютам Китай (впрочем, это не помешало Мавроди вовлечь в свою «социальную финансовую сеть» значительное число граждан этой страны, что привело к росту курса биткоина). У ФРС США отношение к цифровым деньгам скорее нейтральное, а вот в Дании государство даже выделяет гранты на изыскания в этой области. Все зависит от желания государства контролировать эмиссию: чем оно выше, тем более нервная реакция на распространение иных платежных средств.

Сергей Хестанов считает, что распространение криптовалют в мире неизбежно.

«Преимущество блокчейн-технологии — в ее открытости. Все программные коды доступны. Сейчас многие крупные банки экспериментируют с созданием своих криптовалют», — объясняет он и высказывает мнение, что в будущем вполне вероятно создание своих валют большими корпорациями.

При этом есть возможность делать валюты с разным обеспечением — от сырья и продуктов питания до недвижимости. А курс будет определяться на бирже.

Идеи Фридриха фон Хайека о качественных конкурирующих валютах постепенно реализуются. Попытка создать деньги, выпуск которых не зависит от произвола — государства, центрального банка или международного сообщества (в примере с ДНР переход на криптовалюты рассматривается именно как спасение от изоляции и санкций), — будет означать революцию в глобальной финансовой системе.

Григорий Коган


promo maxfux january 16, 17:37 246
Buy for 150 tokens
Тут народ задается вопросом, нужна ли России Украина? А если нужна, то в каком виде. Ведь это палка о двух концах. С одной стороны, исторические территории, с другой - одурманенное население. Понятно, что администрация Трампа, скорее всего, сольет Украину. Толку в ней для США особо нет. Европейцы…

  • 1
Проблема остается все та же, как и "обычными валютами" - биржевое манипулирование курсом. нефти сколько было столько и осталось, производство в РФ меньше не стало - но на слуха и биржевых спекуляциях курс рубля просел в два раза.... и покупательная способность "просела" так же, но ведь это не из-за того что экономика РФ "съежилась" в два раза, это просто слухи\спекуляции...
поэтому и надо "убрать золото из свободных биржевых торгов" и перейти на золотой стандарт.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account