August 2nd, 2013

Навальный никому не интересен

Навальный публикует в своем блоге фото встреч с избирателями. Преподносит это как свидетельство массовой поддержки. Однако, фото не убеждают.

Вот, рассмотрим фото из его блога. Свеженькие.
Так выглядит массовая поддержка? Вы серьезно так думаете? Это те миллионы москвичей, которые выйдут с ним за все хорошее и против всего плохого?
Посмотрите на фото. Особой заинтересованности там нет. Кто-то повернулся спиной и болтает, кто-то держит телефон, кто-то уткнулся в планшет. Да любой продавец из "топ-шоп" соберет столько же публики, а то и больше!
Херня это, а не митинг, не встреча. Либо организаторы в его команде отвратительные, либо он сам никому не интересен. Или у вас есть еще варианты ответа?
Вот тоже замечательное фото:

Из его блога. В качестве гордости, видимо, демонстрирует. Очевидно, что людей нет. Бабушки, конечно, хорошо. Они пойдут на выборы и проголосуют. А где же хомяки, креаклы, хипстеры, игроки в покер, велосипедисты, в общем, "весь цвет"?
Где образец "американского стиля" кампании, о которой так увлеченно пишут либералы? Воздушные шарики, наконец, тумбы, флажки и самодельные плакаты "Навальный - наш мэр"?
Collapse )
promo maxfux январь 16, 2017 17:37 330
Buy for 150 tokens
Тут народ задается вопросом, нужна ли России Украина? А если нужна, то в каком виде. Ведь это палка о двух концах. С одной стороны, исторические территории, с другой - одурманенное население. Понятно, что администрация Трампа, скорее всего, сольет Украину. Толку в ней для США особо нет. Европейцы…

Золотой оскал пригородной электрички

Интересное интервью Доренко о Кремле, людях, чиновниках...

Оригинал взят у brinsby в «Собеседник» № 27 :: 29 июля 2013 г.
Оригинал взят у kozatchenko в «Собеседник» № 27 :: 29 июля 2013 г.


На «Русскую службу новостей» пришел Арам Габрелянов. Сергей Доренко, ведущий утренней программы «Подъем» и вообще главный голос РСН, немедленно заявил, что через две-три недели покинет студию, чтобы создать собственное радио.

Доренко интересен вне зависимости от того, согласны вы с ним или нет. Сам он о своей способности притягивать чужое внимание когда-то сказал очень точно: «Я увеличиваю количество любви в мире. Одни любят меня, другие любят меня ненавидеть». Так что его мнение о ситуации интересно даже безотносительно от всех этих радийных пертурбаций.



«В Кремле сидят высококачественные люди»

– Я не спрашиваю, почему пришел Габрелянов. Но почему ушел ты?

– Примерно два – два с половиной года назад Габрелянов начал сюда ездить и рассказывать мне, как сильно он любит меня и мою программу. Предлагал делать совместное радио LifeNews. Потом мне стало известно, что он ведет переговоры о покупке этой радиостанции, причем ведет непосредственно с Ковальчуками (им принадлежит весь холдинг) и не без участия властей. О решении продать РСН Габрелянову я узнал от Суркова (сам Ковальчук, кажется, узнал о собственном решении чуть позже). Я тогда сразу сказал: как только сюда входит Габрелянов, и даже не Габрелянов, а как только тень его пересекает данный порог – я ухожу. Связано это не с политическим, а с качественным критерием: Габрелянов – не тот уровень. Вот и всё.

– Но чем ты можешь объяснить его стремительное продвижение? Он что, так умеет орать на людей?

– Габрелянов совсем не орет. Он как раз умеет разговаривать очень мягко.

– Почему тогда вертикаль так его полюбила?

– Вот эта оппозиционная наивность умиляет меня больше всего. Вы все верите в вертикаль, а ее нет. На самом деле власть – это галактика, миллион звездных систем, у каждой свой центр, и Габрелянов умеет весьма вертко лавировать между ними. Он далеко не такой апологет власти, как кажется оппозиционерам. Поясняю: есть любовь материнская и отцовская. Материнская не рассуждает, для нее нет критериев, она любит не за что-то, а по определению. Такой любовью, не допускающей никакой критики, Габрелянов любит двух людей – Путина и патриарха. Есть отцовская: если ты сдашь математику на пять – получишь велосипед, а если сносно выучишь английский – поедешь доучиваться в графство Кент. Такой любовью, которая допускает и критику, и сомнения, и ремень, Габрелянов любит всех остальных.

Что до вертикали, я видел своими глазами, как один судья в Ставрополе швырнул дело в камин: «Придется сказать, что мыши съели». А когда ему пригрозили увольнением, он сказал: вы что, ребята, какое увольнение? Я купил это место. И каждый год за него плачу. И посмотрим, кого вы найдете вместо меня – на пост судьи на границе с Чечней, чтобы кое-как удерживал ситуацию и еще платил вам за это. Вертикаль власти действует в Кремле. Там сидят довольно качественные люди. Если бы такие люди сидели хотя бы в городах-миллионниках, не говоря уже о глубокой провинции, мы жили бы совершенно иначе. В Кремле дураков нет, по крайней мере я не видел ни одного.

И мы должны за глаза – не в глаза, чтобы их не развратить, а именно за глаза! – сказать им большое человеческое спасибо. Просто за то, что они есть. Без них все перестанет существовать очень быстро. Если упразднить министерство внутренних дел в Австрии, там этого в течение года просто никто не заметит. Если в Белоруссии – четыре месяца. А в России все кончится за неделю. Потому что население России состоит из четырех категорий, которые практически не пересекаются.

Collapse )

Как я ходила волонтером в штаб Собянина

Кандидат в мэры Москвы Сергей Собянин в ближайшее время не будет встречаться с избирателями — сообщают в пресс-службе его предвыборного штаба. На фоне заявленных равных возможностей для всех кандидатов в мэры и активности Алексея Навального, молчание Собянина слишком бросается в глаза. БГ посмотрел, что происходит в его предвыборном штабе и как там готовятся к политической борьбе.

— Могу ли я встретиться с кандидатом в мэры, задать вопрос? — спрашиваю у охраны в предвыборном штабе Сергея Собянина.

— Это пока неизвестно.

— А когда будет известно?

— Это пока неизвестно.

— А если я хочу помочь в проведении выборов, наблюдателем быть, к примеру, что мне надо сделать?

— А-а-а, так ты на занятия. Тогда подожди.

Во дворе предвыборного штаба туда-сюда ходит солидный мужчина в костюме, представившийся Алексеем. Громко кричит в телефонную трубку. Чаще всего в разговоре на повышенных тонах проскальзывает фамилия Навальный. Выясняется, что срочно нужны волонтеры для агитационных точек, которые будут экстренно разворачивать рядом с точками конкурента. Волонтеров, судя по всему, категорически не хватает, хотя заявлено 700 человек. Многие отказываются выходить на работу, пройдя тренинг. Чтобы стать агитатором, достаточно быть старше 18 лет и прослушать четырехчасовой курс обучения, где рассказывают, как правильно раздавать листовки и значки, отвечать на вопросы избирателей и журналистов, как избегать открытых конфликтов. Политические убеждения агитатора никого не интересуют — это свободный выбор каждого. Вообще, словосочетание «свободный выбор» здесь повторяется очень часто, хотя тем, кто сегодня пришел устраиваться на работу в штаб, в принципе, безразлично, кто станет новым мэром.

Когда я говорю, что хочу поработать бесплатно, из идейных соображений, на меня смотрят так, как будто со мной что-то не в порядке. И на всякий случай переспрашивают: «Вы уверены, что точно хотите агитировать за нашего кандидата? Вы в штабе Собянина!» Потом все же оформляют договор.

Обучающие занятия переносятся на час позже. Интересуюсь у стоящих рядом людей, есть ли смысл ждать, или лучше прийти в следующий раз. «Смысла это вообще не имеет, ну, эти занятия, в целом. Но лучше дождись», — ржет заросший дядька в кожаном жилете, черных очках и с сигаретой в зубах.

Пока жду, знакомлюсь с худеньким мальчиком Андреем. «Вообще-то, Собянина я не люблю, мне категорически не нравится то, что он делает с городом, — признается он. — Но я посчитал, что тут за месяц выходит тысяч двадцать, это все-таки больше, чем на раздаче листовок в гипермаркете». Агитаторам за работу платят 300 р. в час. «Мне обещали, что вместе со мной будут работать молодые, успешные, амбициозные. Как после этого вообще людям верить?» — Андрей обводит взглядом пятачок перед штабом, где собралась толпа бабушек и дедушек, какие-то приезжие из Твери, несколько гастарбайтеров и люди, которых направили на заработки из управы.

Наконец поднимаемся в аудиторию. Занятия ведет неугомонный мужчина Лев, напоминающий фитнес-инструктора — энергичный, в спортивной футболке, со склонностью отрабатывать упражнения несколько раз.

— Самая лучшая агитация — это ваш личный опыт, — тараторит Лев. — Вот смотрите, возьмем программу «Здоровый город». Кто хочет попробовать?

— В больницах появилось новое оборудование, — интеллигентная старушка в шляпке зачитывает из предвыборной программы Собянина пункты, касающиеся здравоохранения. — Повышается квалифицированность медицинских работников.

— Отлично! Прекрасно! — взрывается Лев. — Вас перемены в медицине коснулись?

— Конечно, коснулись. Врачи ужасные, оборудования никакого нет, ужас что творится.

— Ладно. Ну, возьмем тогда введение электронных очередей. Вас это как затронуло?

— Никак.

— Разве очереди по-прежнему есть?

— Есть.

— Если мы будем говорить это избирателям, то нам никакие дебаты с Навальным уже не помогут. Вы поймите, — Лев расплывается в сладкой улыбке, — если бы все, что было обещано, было сделано, мы бы с вами жили при коммунизме. Все было бы идеально. А зачем в раю мэр?

Идем дальше. Тренируемся убеждать людей в том, что программа «Безопасный город» успешно реализуется.

— Ну, вроде мигрантов стало меньше, — неуверенно мямлит скромный парень в очках.

— Отлично! Просто прекрасно! — не унимается Лев. — Вы лично это заметили?

— Лично я? Не очень. Ну, то есть, нет, — теряется парень.

— Ну, вы вообще как оцениваете эту ситуацию?

— Все ужасно, — почти шепотом говорит начинающий агитатор.

— Ну, стало хоть немного лучше? — Лев пытается его подбодрить.

— Не стало, — окончательно тушуется новобранец и замолкает.

Неунывающий Лев предлагает сосредоточиться на другой программе.

Collapse )