maxfux


noblesse oblige

и невозможное возможно в стране возможностей больших...


Корзинка с колбасой для Улюкаева
maxfux
Плохо мы знаем как живут министры в России. Можно сказать, вообще, ничего не знаем. А между тем, с закрытием бывших при СССР спецмагазинов их жизнь стала тяжелей. Вот и вынуждены искать себе достойное пропитание по знакомым.

Так, господин Улюкаев, оказывается ездил к Сечину не за 2 миллионами долларов, а просто поболтать и колбаску с вином забрать. "Роснефть", оказывается, этот презентик ему не один день собирала.
Не верите?
Вот кусочки стенограмма со вчерашнего заседания в суде по делу Улюкаева.
По телефону, Сечин и Улюкаев:
"Сечин: Алексей Валентинович, дорогой!
Улюкаев: Игорь Иванович, как я рад тебя слышать!
Сечин: Еще масса вопросов накопилась там и по совету директоров и по …
Улюкаев: Ну, так давай обсудим.
Сечин: У меня только просьба одна — если можно, на секундочку к нам подъехать, потому что тут, может быть... Ну, покажу вообще. И вообще на компанию посмотреть.
Улюкаев: Да, с удовольствием посмотрю компанию.
Сечин: У меня сейчас большие переговоры часа на два, в 16:30 можно?
Улюкаев: Вполне."

Вас заинтересовало это многоточие после слов "и по..."?
Ничего важного, это, оказывается, речь о колбасках и вине.
В офисе "Роснефти":
"«Скажи Шокиной, пускай корзинку в 206 поставит и чай приготовит».
Сечин: «Ой, слушай, а ты без куртки».
Read more...Collapse )


promo maxfux january 16, 2017 17:37 298
Buy for 150 tokens
Тут народ задается вопросом, нужна ли России Украина? А если нужна, то в каком виде. Ведь это палка о двух концах. С одной стороны, исторические территории, с другой - одурманенное население. Понятно, что администрация Трампа, скорее всего, сольет Украину. Толку в ней для США особо нет. Европейцы…

Русский в Мьянме рассказывает о рохинджья
maxfux
Предлагаю ознакомиться с текстом человека, который живет в Мьянме и знает изнутри проблемы с рохинджья. Да, текст не сегодняшний, но очень хорош и помогает понять проблематику.

Оригинал взят у dragon_naga в Рохинджья
Нынешний межнациональный конфликт в штате Ракхайн на северо-западе Мьянмы похож на многие подобные конфликты конца прошлого и начала нынешнего века. Совсем скоро исследователи с умным видом будут копаться в его истории и пытаться понять, кто и когда сделал роковые ошибки. Припомнят резню 1942 года и многие другие события, произошедшие с тех пор. Исследователи любят объяснять прошлое. Но здесь – совсем не тот случай. Какая может быть история и связанные с ней рефлексии, если половина людей, называющих себя «рохинджья» просто элементарно неграмотные – не умеют читать и писать.

Для понимания ситуации достаточно просто нарисовать картину сегодняшнего дня. Есть мьянманский национальный штат Ракхайн (Аракан), который на севере граничит с Бангладеш. «Штатообразующий» народ – ракхайнцы, которые фактически говорят на одном из диалектов бирманского языка (хотя и считают свой язык вполне самостоятельным образованием). Ракхайнцы в большинстве своем буддисты – как и бирманцы.

При этом ракхайнцы себя бирманцами не считают. С одной стороны, они отделены от центральной Мьянмы невысокой горной цепью,которая всегда препятствовала тесным коммуникациям, а с другой стороны, через Бенгальский залив от штата Ракхайн, лежит Индия, откуда еще в колониальные времена регулярно ходил паром. Ракхайнская кухня – острая (собственно бирманская – гораздо более умеренная) и в ней преобладают морепродукты (бирманцы в основном едят мясо). Влияние Индии и тех территорий, которые сегодня стали государством Бангладеш, сказалось и на внешнем виде ракхайнцев – они несколько отличаются от жителей центральной Мьянмы, и тем более – от северных и восточных народностей страны. Тем не менее, внешне индусами или бенгальцами они так и не стали.

Вот это желание ракхайнцев ни в коем случае не скатиться к индусам или бенгальцам, и с другой стороны, не раствориться среди преобладающих в Мьянме бирманцев, как раз и определило национальное сознание этого довольно интересного народа. Именно поэтому когда на севере – около бангладешской границы – начался рост мусульманского населения, говорящего по-бенгальски и более темнокожего, чем ракхайнцы, коренные жители штата Ракхайн сделали все, чтобы от них отгородиться. Большая часть мусульманского населения сегодня компактно живет в нескольких анклавах, в основной свое массе не стремится учить бирманский и ракхайнский языки, называет себя «рохинджья» и считает себя такими же гражданами этой страны, как и ракхайнцы.

Центральное правительство с самого начала приняло позицию ракхайнцев. Рохинджья не признавались в качестве национальной группы в Мьянме и считались бенгальскими иммигрантами с той территории, где сейчас расположено государство Бангладеш. Самоназвание «рохинджья» считается в Мьянме искусственным изобретением группы обычных бангладешских бенгальцев для того, чтобы обосновать свое право жить на территории Мьянмы, а не Бангладеш. Соответственно, им несколько раз передавались пожелания убраться назад через границу подобру-поздорову, поскольку это не их земля. С другой стороны, анклавы рохинджья, где власть принадлежала тем, кого в другой стране называли бы полевыми командирами, постепенно радикализовались. И немалую роль в этом сыграли две крупные внешние силы. Первая – международные гуманитарные организации. Вторая – радикальный ислам.
Read more...Collapse )

?

Log in

No account? Create an account