?

Log in

No account? Create an account

maxfux


noblesse oblige

и невозможное возможно в стране возможностей больших...


"Накопить негодование зверят" - рекомендуют на тренингах по революциям
maxfux
Прекрасный рассказ, как прошел семинар по революциям для активистов постсоветских республик. Как правильно манипулировать людьми, работать со "злой молодежью" и прочие откровения от участников тренинга, что прошел в Армении.

Семинар CampСamp в Ереване был организован Пражским гражданским центром (Prague Civil Society Centre) — организацией, которая получает финансирование из США в рамках закона от 2 августа 2017 года H.R. 3 364 «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). В 254-й статье этого документа прописано финансирование «противодействия российскому влиянию» в размере $250 тыс. на 2018 и 2019 годы. Предполагаемое «российское влияние», по мнению политиков с Капитолийского холма, распространяется на страны Североатлантического альянса и его потенциальных членов — Грузию, Молдавию, Косово, Сербию, Украину.

Ереванский слёт показал: деньги Госдепа не пропадают зря. Мастера протестного маркетинга осваивают средства весьма умело и увлекают на свою орбиту активную аудиторию по всем правилам сетевого маркетинга.

Армения была выбрана местом проведения семинара CampСamp неслучайно. После свержения Сержа Саргсяна оппозиционеры всех стран СНГ потянулись в Ереван за вдохновением для протестов.

Модно, стильно и недорого

На форуме было 150 гостей — в основном они приехали за счёт кураторов из Праги. Местных спикеров чествовали как героев, а парни и девушки из других стран постсоветского пространства, заражённые их энергией, пребывали в уверенности, что и у них тоже получится.
Организаторы сделали ставку на молодую аудиторию, лёгкость, стиль и высокие технологии.

«Борьба с властью должна быть модной», — учит глава питерского движения «Время» Николай Артёменко.
В его портфолио — баннеры на Исаакиевском соборе против передачи музея РПЦ, нарезание Конституции в лапшу через шредер а-ля Бэнкси, надувные уточки против коррупции, наклейки «Тиран» с фотографией Путина в стиле знаменитого предвыборного плаката Обамы.

Николай учит изобретать подобные протестные ноу-хау, которые должны прийти на смену олдскульным пикетам с плакатами.

Приходится включать воображение, на рынке активизма сейчас проблема. «Митинговать стало дорого», — сетует спикер. Но Женя из Сибири знает, как сэкономить.

Ему недавно исполнилось 18, но он уже успел стать звездой местного активизма — фоторепортажи о его одиночных пикетах не раз украшали городские издания. Каждый пикет Жени — это театр одного актёра с ярким реквизитом. Тему перформанса Женя каждый раз выбирает, учитывая железную логику Административного кодекса: «Надо подпадать под разные статьи нарушения, чтобы не удваивать штраф».

Они долго спорят с Сашей из Питера, за какую публичную акцию дадут штраф поменьше и как можно эти «расходы» сократить. У питерца Саши в этом вопросе больше опыта: всё-таки он уже студент юрфака и знает, как бастовать, чтобы «отделаться минималкой».

Это тоже важный аспект популяризации протеста: он не должен восприниматься как подвиг и ассоциироваться с тяжёлыми жертвами. Прилепить наклейку в подъезде, запостить мем, в крайнем случае выйти на несогласованную акцию, сделать селфи в автозаке и заплатить штраф. В мире соцсетей любой может быть журналистом, экспертом, критиком, телеведущим — значит, может быть и революционером.

«Грант получить несложно — на месяц можно в Чехии устроиться, или на «Радио Свобода», или в какой-нибудь политцентр», — по-приятельски делится опытом Микаэль Золян со своей соседкой Полиной из Омска. Микаэль — «тот самый фронтмен «бархатной революции», как его представляют организаторы. Так совпало, что он ещё и эксперт Пражского гражданского центра.

Самая активная тусовка на CampCamp из Киргизии — компания молодых журналистов-активистов во главе с основателем оппозиционного Кloop.kg Бектуром Искендером.

То, что этот «праздник демократии» родом из Чехии, Бектур не скрывает. Во время перекура он запросто рассказывает, что деньги на его издание даёт именно пражский центр.

«У нас отношения на равных. Они не ведут себя как боссы, меня это устраивает», — говорит он.
«Как вести борьбу с тем, что тебя раздражает, используя то, что тебе нравится» — идём на мастер-класс Бектура. Сам он, похоже, освоил это искусство. Делать СМИ в Киргизии на деньги из США ему явно по душе.

Сначала всё напоминает тренинг для женщин из интернета, где нужно на бумажке написать все свои комплексы. Но только пишем мы не про «не могу похудеть / найти мужа», а про «комплексы» своей страны: «Коррупция / тоталитаризм / Путин / фейк ньюз / детей не считают людьми». Студентка Маша из Одессы долго не может дать ответ на вопрос: «Что тебя бесит?». С трудом она вместо «коррупции» вспоминает, что её раздражает, когда «громко чавкают».

Теперь задание: придумать решение этой проблемы с помощью того, что тебе нравится. В течение 15 минут команды сибиряка Жени и Бориса из Душанбе придумывают, как свергнуть власть, «лёжа на деревьях». Звучит комично, однако, объясняя свою идею, ребята не стесняются уточнять, что готовы активно использовать в борьбе вбросы и манипуляцию.

«Запустим информацию, что власти собираются спиливать деревья, — рассказывают активисты под одобрительные смешки из зала. — Да, нехорошо, конечно, но если людей напугать, что их чего-то лишают, то только тогда они начинают задавать вопросы правительству».

Научиться использовать модные картинки в своей борьбе нас учит художница Даша Созанович.
Read more...Collapse )


promo maxfux january 16, 2017 17:37 332
Buy for 150 tokens
Тут народ задается вопросом, нужна ли России Украина? А если нужна, то в каком виде. Ведь это палка о двух концах. С одной стороны, исторические территории, с другой - одурманенное население. Понятно, что администрация Трампа, скорее всего, сольет Украину. Толку в ней для США особо нет. Европейцы…

Дугин ответил Суркову: в будущем нужен не путинизм, а Сверх Путин
maxfux
Основная идея статьи Суркова состоит в следующем: тот режим, который сложился в настоящее время в России, оптимально соответствует национальным интересам и будет существовать вечно. Путин когда-то уйдёт, но всё останется ровно также как сейчас. И это навсегда.

Это напоминает заклинания о «неизбежной победе социализма» и «дальнейшем укреплении социалистической системы», произносимые в конце 80-х партийными пропагандистами. В нашей истории, как правило, начинают говорят, что режим вечен и крепок как никогда, а статус-кво будет длиться всегда, перед самым его концом.

Конечно, политической элите, адаптировавшейся к Путину, уходящей корнями как и сам Сурков к ельцинскому окружению и либералам 90-х, или достигшей олигархических высот уже при Путине, очень хотелось бы, что бы всё оставалось как есть. И вот Сурков выражает коллективную волю этой элиты, ее wishful thinking, в форме футурологического прогноза. Вся статья построена как самосбывающееся пророчество и одновременно как угроза: всё будет в будущем точно также, как сейчас, это «научный факт» («так говорит Сурков»), а те, кто захотят что-то изменить, за это заплатят, и в результате ничего у них не получится. Вполне жёсткая в целом статья.

Почему её написал Сурков, понятно: он снова, как и прежде, претендует на главного путинского идеолога-пиарщика и пытается обосновать эту роль в последней фазе путинской эры. Эта эра неминуемо приближается к логическому завершению, и элита стремится к тому, чтобы придать своему положению в обществе закреплённый статус «на века».

Путину это подаётся в несколько ином ключе: мол, перед Вашим гением мы преклоняемся и народ вынужден будет преклониться также, а какое-то недовольство идет от непонимания, и Ваши преданные слуги об этом позаботятся. Поэтому мы готовы забальзамировать Вас при жизни и превратить Вас в мавзолей уже сейчас. Вы создали государство, оно оптимально и станет началом новой эры – отныне и до века. Путин – вечен.

Путин как компромисс
Я нахожу, что в статье Суркова основной посыл является искренним и отражает волю нынешних элит к самосохранению и к консервированию режима в неизменном состоянии и в постпутинский период. Чтобы сам Путин не решил чего-нибудь под занавес ненароком изменить, его успокаивают: всё и так идеально. Но искренность не значит истина. Солипсизм правящей элиты всё же не может заменить собой историю и политическую логику. Поэтому сурковский анализ состояния политического режима современной России является целиком и полностью ложным в самих своих основаниях.

Основная ошибка Суркова состоит в том, что он не учитывает: Путину безраздельно принадлежит политическое настоящее России, но на будущее, которое наступит сразу после него, он не окажет никакого влияния. Так было с Горбачёвым и Ельциным. Их преемники вели совершенно иной курс, вообще не считаясь с предшественниками. Конечно, что-то переходило из эпохи в эпоху по линии институциональной инерции, но основной вектор менялся радикально. Истина Путина в том, что на будущее его контроль не распространяется. Государственную идею он не утвердил, институционального выражения своему курсу не придал, новой государственной элиты не учредил, стратегического пути России не сформулировал. Он говорил и делал разные вещи, некоторые успешные и феерически позитивные, спасительные, другие полностью провальные и глубоко ошибочные. Баланс этих плюсов и минусов можно складывать по-разному. На мой взгляд, положительных элементов намного больше в целом, нежели отрицательных. Путин спас Россию, зависшую над бездной, вернул её в историю. Это превосходно. Но ни один из его успехов не достиг точки необратимости. Все они будут поставлены под вопрос после его конца. И это настолько общая черта всех его деяний, что совершенно очевидно, что по-другому он не мог или не хотел, и в оставшийся срок не сможет и скорее всего не захочет. Это глубинно и сущностно половинчатая линия правления.

То, чем является современный политический режим в России, сложившийся при Путине, это компромисс. Компромисс между всеми полюсами и действующими силами государства и общества. Он устойчив только в силу самого Путина, который и есть компромисс – между патриотизмом и либерализмом в экономике, между евразийством и европеизмом в международной политике, между консерватизмом и прогрессизмом в сфере идей и ценностей, между народом и элитами, между суверенитетом и глобализацией, между 90-ми и не-90-ми (то есть «чем-то еще»). Но этот компромисс действует, пока Путин есть. Он интуитивен и авторитарен, основан на ручном управлении и постоянной подстройке курса лично Путиным. Он не отражен ни в стратегии, ни в проекте, не опирается ни на общество в целом, ни на элиты.

Показательно, что при всей критике 90-х Путин оставил основные элементы сложившейся тогда системы в неприкосновенности. Конституция, элиты, парламентские партии, структура правительства, система образования и информации в целом остались теми же, лишь присягнув другому правителю. Они подстроились под личный патриотизм Путина, под его стиль, но не были системно преобразованы под какую-то внятную и четко изложенную идею. В каком-то смысле режим 90-х годов, откуда, впрочем, и вышел сам Путин, пошёл с ним на компромисс, а те, кто не пошёл, оставшись верными радикальному западничеству, ультралиберализму, глобализму и русофобии, были постепенно зачищены. Путин требовал лояльности лично себе, и кто был готов на это, того оставляли в покое. Сам Сурков - типичный пример члена ельцинской «Семьи» и ближайшего сподвижника олигархов, один из первых принявших новые правила игры. Ранее Сурков пытался дать компромиссу особое название «суверенная демократия» или лозунг «свобода и справедливость», но даже это не прижилось.

Конечно, в сравнении с 90-ми Путин очень многое изменил. Но все это было по факту, в структуре политического режима это никак не отразилось.

Будущее Путину не принадлежит
Народ, общество в широком смысле, является обобщенно органичным носителем двух главных ценностей: патриотизм + социальная справедливость. Элита же стоит на прямо противоположной позиции: космополитизм (западничество) + свобода крупного частного капитала. В 90-е годы власть в целом была антинародной. Путин эту формулу несколько изменил, взяв на вооружение патриотизм, чем понравился массам, но сохранив либерализм в экономике, что было приемлемо элитам. Поэтому народ принял Путина за патриотизм, которого во власти не было в 90-е, но сохранил свою неприязнь к элитам и явно сожалея все больше и больше о полном отсутствии в путинском режиме социальной справедливости. В этом отсутствии народ справедливо винит элиту, которую и проклинает в лице «коллективного Чубайса».

Такова структура статус-кво или путинского компромисса. Народ терпит отсутствие социальной справедливости и невероятный размах коррупции (элита) за счет патриотической составляющей (Путин лично). Хотя и это не особенно надёжно, но всё-таки путинская система продержалась к настоящему времени довольно долго – 20 лет. Поэтому она уже является довольно «долгой», но эта «долгота» на глазах заканчивается. И с Путиным совершенно точно закончится.
Read more...Collapse )