maxfux (maxfux) wrote,
maxfux
maxfux

Офшор "Сибирь"

На самом деле все не так просто в этой теме. Я уже неплохо изучил историю вопроса. В частности ссылки на "развитие долины Тенесси", которое американцы проводили сходным образом. Законопроект, который бродит по сети, оказался "одним из...", поэтому точно говорить о задуманном развитии "Большой Сибири" пока, на мой взгляд, преждевременно. Вполне может оказаться, что такой опыт может дать новый импульс развитию восточных территорий. Но об этом нельзя говорить с полной уверенностью, ведь точных планов мы пока не знаем. Да и возможно им не суждено сбыться... В общем, пока тема опережающего развития ДВ и Сибири актуальна, стоит выслушать разные точки зрения.

Офшор «Сибирь» 
Одно из первых решений нового правительства может коснуться судьбы госкорпорации по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока. Указ о ее создании подготовил Минэкономразвития, но Минфин выступил категорически против — вопрос повис в воздухе. Варианты развития событий изучил Тhe New Тimes


Впервые идею создания госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока озвучил в конце января тогда еще глава МЧС Сергей Шойгу — на встрече с тогда еще премьером Владимиром Путиным. Шойгу предложил передать в ведение новой структуры все территории от западных границ Красноярского края до самых восточных рубежей страны — Сахалина, Камчатки и Курил. Путин идею поддержал и поручил Минэкономразвития подготовить проект соответствующего закона. К апрелю проект создания госкомпании (Дмитрий Медведев, как известно, не любит термин «госкорпорация») был готов, после чего новый премьер в ходе своего утверждения в Госдуме заявил, что развитие Сибири и Дальнего Востока станет одним из главных приоритетов его правительства.

Законопроект даже при беглом прочтении не может не вызывать священного трепета. Предусматривается создание некоей глобальной структуры с регистрацией в одном из центров региона (предположительно во Владивостоке, там же планируется разместить и штаб-квартиру), подчиняющейся не федеральному правительству, а непосредственно президенту. Контролировать ее сможет только Счетная палата. Деятельность госкомпании должна охватывать 16 восточных регионов, на территории которых она получает исключительные права по отбору «приоритетных инвестиционных проектов» (ПИП). Для бизнес-проекта, получившего такой статус, госкомпания за свой счет обеспечивала бы всю необходимую транспортную и энергетическую инфраструктуру, а это самая большая проблема при разработке удаленных месторождений в регионе.
Мало того, чиновники готовы замкнуть на госкомпанию всю работу по подготовке проектной документации, привлечению внешних инвестиций, согласованию условий присоединения к сетям и даже юридическую защиту ПИПов. Причем на совершенно фантастических для России условиях: если за месяц ведомства не направили замечаний к подготовленному госкомпанией проекту, он считается согласованным.

Госкомпания должна была получить от государства щедрую субсидию — все доходы от управления деньгами Фонда национального благосостояния в ближайшие десять лет. Кроме того, ей будут переданы государственные активы ряда крупных компаний (таких как РЖД, «Алроса», «Интер РАО») на сумму более полутриллиона рублей. Плюс натуральный вклад: госкомпания без конкурсов получала бы от государства права на пользование недрами, лесом и землей и даже передать их дальше — ПИПам. Причем государство никаких денег бы за это не получило.

Дабы избавить новую структуру от забот по выкупу нужной ей земли (а ведь эти затраты очень существенны при строительстве дорог и прочей инфраструктуры), в законопроекте вводится понятие «публичного сервитута»: по заявке госкомпании местные власти обязывают собственников участков разрешить ей проводить там работы, рубить лес, строить сооружения и т.д. При этом плата за сервитут значительно ниже, чем если бы участок пришлось выкупать.
Госкомпания и ПИПы, как в «Сколково», не платят НДС, налоги на прибыль, имущество и землю. А в одной из ранних версий законопроекта предлагалось даже сокращать срок заключенным, привлекаемым ею к работе, в полтора раза. Но ассоциации с Дальстроем стали слишком явными, и этот пункт исчез. Наконец, госкомпания могла за госсчет перевозить к месту работы нужных ей работников, на обустройство они получили бы бюджетное пособие. А работающие на госкомпанию мигранты могли быстро получить вид на жительство, а потом и гражданство.

Офшорная страна


Несмотря на лоббирование Шойгу, поддержку Путина и исполнительность Минэкономразвития, идея новой госкомпании неожиданно натолкнулась на категорическое несогласие с ней Минфина. Еще бы: проект превращал почти 60% территории страны в большую офшорную зону, частично свободную от законов Российской Федерации.
В письме главы Минфина Антона Силуанова в адрес первого вице-премьера Игоря Шувалова сама форма госкорпорации охарактеризована как «в целом бесперспективная». Смутили Силуанова и полномочия, которыми предлагается наделить госкомпанию. Он отметил, что для ее создания «потребуется масштабная корректировка действующего законодательства, произойдет усложнение структуры госуправления, снижение эффективности и прозрачности бюджетных расходов». В реализации идеи Шойгу он видит опасный прецедент для других регионов с недостаточным уровнем социально-экономического развития.
«Создание особого налогового режима для большей части российской территории рискованно с точки зрения устойчивости бюджета, — считает директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. — Ведь правительство не смогло сбалансировать бюджет в первом квартале при стоимости барреля $120. При этом 80% госрасходов в России неснижаемы, потому что это социальные обязательства перед бюджетниками, госзаказы оборонке и так далее. С этой точки зрения позиция Минфина абсолютно понятна: создавать огромную территорию, на которой не будет действовать Налоговый кодекс, — абсурд».
«Налоговые преференции — не главное препятствие, которое сдерживает развитие регионов, — со своей стороны считает директор Центра структурных исследований Института экономической политики имени Гайдара Алексей Ведев. — Основная проблема — институциональная, то есть отсутствие конкуренции, неудовлетворительный деловой климат. А эту проблему созданием еще одной госструктуры не решишь». Возникновение особой территории внутри России неоправданно, считает эксперт. «Опыт особых экономических зон показал, что компании уходили в них от налогов, но очагов роста экономики не создали», — напоминает Ведев.

Факт или «не факт»?
Судьба госкорпорации станет известна скоро — как только завершится формирование нового правительства. На это указал пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, заметив: «Не факт, что она будет создана вообще».
Тем более что главный интересант — Сергей Шойгу — был к тому моменту трудоустроен совсем в другое место — губернатором Московской области. Как намекнул в интервью «Ведомостям» от 14 мая и.о. первого вице-премьера Игорь Шувалов, законопроект писался конкретно под экс-главу МЧС: «Я считал, что этот закон надо писать с пониманием, какая группа людей будет управлять проектом. Для дальневосточного проекта нужны выдающиеся люди…» В итоге людям нашлась другая территория, в 225 раз меньше, — Московская область, и эта, по выражению Шувалова, «добросовестная провокация» стала ненужной.
Впрочем, согласно последним слухам, на роль «сильной личности» для восточного проекта претендует бывший спикер Госдумы Борис Грызлов. Возможно, масштабы и аппетиты госкомпании сильно урежут, а ее саму будут создавать на базе Внешэкономбанка — универсального государственного инструмента для решения любых народно-хозяйственных задач. У ВЭБа есть «дочка» — созданный в январе Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона с капиталом в 500 млн рублей. За ближайшие два-три года банк готов дать Фонду кредитов на 70 млрд рублей, что позволит последнему гарантировать кредиторам реализацию проектов на сумму в пять раз больше. Собственно, фонд уже делает ровно то, чем собирался заняться Шойгу — отбирает проекты и собирается презентовать их через два месяца на саммите АТЭС во Владивостоке.

Крупные проекты, нуждающиеся в инфраструктуре, в регионе заинтересованы реализовывать «Евраз груп», «Русал», «Норильский никель» и другие сырьевые компании. Поэтому ВЭБ легко нашел взаимопонимание с Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), где координационный совет по Дальневосточному округу возглавляет председатель совета директоров «Евраз груп» Александр Абрамов. РСПП, разумеется, тоже претендует на преференции, но значительно более скромные, чем госкорпорация: налоговые каникулы на ранней стадии реализации, пониженный налог на добычу полезных ископаемых и возмещение государством затрат на строительство инфраструктуры, когда проекты начнут работать.
В таком виде «идея Шойгу», конечно, вызывает гораздо меньше вопросов. Но они все равно остаются — например, какую инфраструктуру государство должно выкупать, а какую лучше оставить в частной собственности (без компенсации со стороны государства)? Да и почему бы не предоставить бизнес-проектам налоговые каникулы на ранней стадии реализации на всей территории страны? Соглашения об этом между компаниями и налоговиками — обычная мировая практика. И наконец, совершенно неочевидно, что восточная часть страны нуждается в стимулировании больше, чем, например, вымирающая Центральная Россия.




Tags: Дальний Восток, Сибирь, что дальше?
Subscribe
promo maxfux january 16, 2017 17:37 330
Buy for 150 tokens
Тут народ задается вопросом, нужна ли России Украина? А если нужна, то в каком виде. Ведь это палка о двух концах. С одной стороны, исторические территории, с другой - одурманенное население. Понятно, что администрация Трампа, скорее всего, сольет Украину. Толку в ней для США особо нет. Европейцы…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments