Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

О журнале, банах, позиции и френдах

Этот журнал есть выражение личной позиции автора, а не позиции каких-либо организаций. В целом, автор стоит на позициях национал-патриотизма.
Каждую запись, которую можно истолковать против автора, нужно воспринимать как оценочное суждение.
Банить и стирать комменты буду за рекламу, очевидный дебилизм комментов, отъявленную пропаганду русофобии и прочих мерзких вещей (педофильство всякое, откровенная клевета и т.п.), употребление слов "Рашка", "Лугандон", "вата" и т.п.,  а также за оскорбления автора журнала.
Френдю по своему усмотрению тех, чьи журналы считаю интересными. Если вы зафрендили меня, и в ваш журнал не пустой, наполнен интересными записями, то в 99% случаев я зафрендю вас в ответ в качестве благодарности за внимание к моему журналу, если вы не бот и ваш капитал больше 10.
В редких случаях указанные выше правила могут иметь исключения.
Премного благодарен за внимание.

________________
РЕКЛАМА в моем журнале - в личку
________________

Мой аккаунт в Facebook для оперативной связи и дружбы: Макс Фукс
Мой аккаунт в Twitter для фолловинга: Фукс Макс
Теперь и в Телеграмм: Охранитель

Не покупай продукцию с Украины, не корми нацистов!
0000035320-ukrainskie-tovary1
promo maxfux january 16, 2017 17:37 331
Buy for 150 tokens
Тут народ задается вопросом, нужна ли России Украина? А если нужна, то в каком виде. Ведь это палка о двух концах. С одной стороны, исторические территории, с другой - одурманенное население. Понятно, что администрация Трампа, скорее всего, сольет Украину. Толку в ней для США особо нет. Европейцы…

Одежда для настоящих мужчин

Современная мода - это очень странная индустрия. Порою, мне кажется, что занимаются ей зачастую не совсем здоровые в психическом смысле люди. Иначе невозможно объяснить, как в их воображении могут родиться такие модели, что представлены ниже.


Collapse )

Конченый жлоб Жванецкий

Внебрачный сын Михаила Жванецкого написал эссе о своих отношениях с биологическим отцом. Я не очень люблю все эти разборки внутри семей. Но тут меня заинтересовал именно Жванецкий. Как человек, прежде всего. И вот я читаю:

"Я вспомнил, когда отец первый раз позвонил мне. Он был пьяным, в Горках-9, где только что пообедал с Ельциным. Там они шутили под водку, которой, видимо, было так много, что папа попросил ФСО найти мой телефон. Служба с задачей, как обычно, справилась. А я, к сожалению, нет.

Мои успехи (мне было шестна­дцать) не произвели на папу никакого впечатления. После того как президент страны приглашает тебя на частный обед, один на один, мои разговоры о школе, каких-то девочках и о том, что с меня наконец сняли брекеты, были скучны Михаилу Жванецкому. Это было нормально, говорил я себе, оправдывая дикую боль и чувство неполноценности, которые возникали от каждого слова отца, — он в гостях у самого Ельцина, и это я такой скучный. Пока не дорос.

Заканчивая разговор, биологический папа одарил меня одним из своих великих, но, к сожалению, неопубликованных афоризмов: «Андрей, сначала я должен полюбить тебя как собеседника, а уже потом — как сына». На прощание он попросил не называть его папой: «Только отец! Так монументальнее, понимаешь?». На этом спецсвязь отключилась.

Я остался заплаканным у гудящей телефонной трубки. Надо стать таким же интересным собеседником, как Борис Ельцин, Иосиф Бродский или Михаил Барышников — все папины друзья-собеседники, — чтобы решить вопрос отцовской любви. Я вытер слезы, принялся читать книжки и даже писать что-то свое. Ведь не о брекетах же с ним говорить — полубогам весь этот мой быт был не нужен.

С тех пор мы виделись раз десять, всегда после его выступлений. Он всегда был в гримерке, в гриме, в идеальном костюме, в цветах, окруженный бесчисленными поклонниками, камерами и телохранителями. Все проходило по отработанной схеме: двухминутные «сколько же тебе сейчас лет?», «как мама?», а затем — торжественная презентация конверта с тысячей долларов и обязательным напутствием про «стыдно должно быть — в семнадцать лет деньги брать у отца». Иногда, вручая конверт, он говорил мне: «Будь счастлив».

Я никогда не отказывался. Эта ежегодная тысяча долларов стала нашим связующим звеном: он был слишком труслив, чтобы признать, что бросил ребенка и просто хотел откупиться, а я был слишком труслив, чтобы признать, что не нужен отцу, и принимал этот кеш как папин подарок. Как свидетельство, что отец у меня все-таки есть.

Потом и эти встречи прекратились. Когда на свой день рождения я внезапно оказался в Москве и пригласил отца встретиться, вместо него пришел его директор, деловито передал конверт у метро Белорусская, оправдался занятостью Михал Михалыча и обещал передать «Дежурному по стране» мой привет. Долларов в том конверте было ровно пятьсот".

Вот эти пятьсот долларов, переданные через директора - это, конечно, показатель. Я не знаю, насколько там все по любви и т.п. Но пятьсот баксов вместо тысячи - это вот всё, что можно сказать о Жванецком. 500 баксов в год, замечу. По 40 долларов в месяц. При его уровне доходов. Жлоб он, короче.


Приморские зрители оценили "Матильду": "Я просто полтора часа ржала в кинозале"

Все-таки приморцы умеют дать перца. Нашел в сети интересное впечатление от владивостокской девушки - блогера. Оно стоит того, чтобы быть процитированным.

Пишет Лада Глыбина:
"Если вы увидите меня на пяти телеканалах, размахивающую руками, с выпученными глазами, и непричесанную, немедленно выключите! Может, на шести. Не считала. Такое чувство, что сбежались все вот эти, с длинными палками, со всего зала, и начали мне в морду тыкать. Мрак!

-Вы кинокритик?- один потом спросил.
- Нет, я просто полтора часа ржала в кинозале, у меня, как обычно, много эмоций, а ленты ФБ под рукой нет!
Я так не ответила, но я так подумала.
-Говори потише! У тебя за спиной Учитель стоит!- пихала меня в бок Оксанка Киселева, с Восток – медиа, с которой мы прибыли на это феерическое событие.

Сегодня выяснилось очевидное - нельзя смотреть часть, без целого.
Ибо сегодня я как начала хохотать, как раз на тридцать пятой минуте фильма, так и не переставала этого делать. Окси пихала меня в бок! - мол, неприлично так ржать! Ты глянь, какие страсти!
О, да, страсти на экране были чумачедчие!

Царь гонялся, как оглашенный, по всем углам за балериной, потом за ней же гонялся начальник царской охраны, влюбленного в балерину офицера держали в аквариуме, и периодически притапливали, потом царь надел кожаный пиджак, сказал маме – прости, я устал, я мухожук… Потом взрывают динамитом плот, балерина в огне, но не тонет, в итоге дурным голосом кричит прямо на коронации- Ники!..

Дюма – отец и Дюма - сын нервно курят в сторонке! Это даже не исторический водевиль, а какие - то африканские страсти. Живенько так. Как раз до уровня бреда.

Да хрен бы с ней, с этой исторической фантастикой.
Но вот, знаете, выходишь с кино, и думаешь – что вот это сейчас было?
Я вот зачем это посмотрела?

Главное –то: актеры действительно хорошие. Как ни странно, мне больше всех в этом вот всем понравилась жена Николая, немецкая актриса. Да и Айдингер совсем не плох, очень на Янковского похож. Да и Матильда недурна, хорошая девочка. И … Да все хороши.
А кина нет. Нет ощущения приобщения к искусству. Не торкает, грубо говоря.
Такие дела, братцы.
Жаль, конечно, от телевизионщиков настырных не удалось сбежать".

Когда говорят, что с событиями в Одессе много неясного

Когда говорят, что с событиями в Одессе много неясного, я просто публикую эту фотографию.

Вот, один человек в упор сжигает лицо и голову другого человека, который пытается спастись из охваченного огнем дома профсоюзов.
Вот добивают уцелевших:




Простите, что тут не ясно?


Какие вопросы могут быть?
Да, и напомните, пожалуйста, что Украина сделала с этими людьми, кто живьем сжигал сограждан? Нет, я не о "хероях УПА". А вот об этих.
Я отвечу - защитило от народной мести. И сделала "хероями Украины", как и их предшественников, что сжигал Хатынь.

Смерть, где твое жало?

Мне никогда не забыть, как однажды по вызову наша бригада приехала к пожилому священнику, которого свалил инфаркт. Он лежал на кровати в тёмно-синем подряснике с небольшим крестом в руках.

Объективные данные говорили о кардиогенном шоке. Давление крайне низкое. Больной был бледен, с холодным липким потом, сильнейшими болями. При этом внешне не просто спокоен, а АБСОЛЮТНО спокоен и невозмутим.

И в этом спокойствии не было никакой натяжки, никакой фальши. Мало того. Меня поразил первый же заданный им вопрос. Он спросил: «Много вызовов? Вы, наверное, ещё и не обедали?» И обращаясь к своей жене, продолжил: «Маша, собери им что-нибудь покушать». Далее пока мы снимали кардиограмму, вводили наркотики, ставили капельницу, вызывали «на себя» специализированную реанимационную бригаду, он интересовался, где мы живём, долго ли добираемся до работы. Спросил слабым голосом, сколько у нас с фельдшером детей и сколько им лет.

Он беспокоился о нас, интересовался нами, не выказывая и капли страха, пока мы проводили свои манипуляции, пытаясь облегчить его страдания. Он видел наши озабоченные лица, плачущую жену, слышал, как при вызове специализированной бригады звучало слово «инфаркт». Он понимал, что с ним происходит. Я был потрясён таким самообладанием.

Через пять минут его не стало.

Странное, не покидающее до настоящего времени чувство вызвала во мне эта смерть. Потому что чаще всего всё бывает вовсе не так. Страх парализует волю больных. Они думают только о себе и своём состоянии, прислушиваются к изменениям в организме, до последнего вздоха цепляются за малейшую возможность жить. Всё что угодно, но лишь бы жить.

В квартирах, где нет места иконам и крестам, но зато есть плазменная панель во всю стену, где в передней просят надеть целлофановые бахилы, несмотря на тяжёлое состояние больного, вообще, бывает, разыгрываются «истерики последней минуты». Со стонами, метанием по постели, хватанием за руки, заглядыванием в глаза, беспрестанным переспрашиванием о своём положении и его прогнозе с целью поймать во взгляде врача, его голосе, словах хоть какую-то призрачную надежду на чудо исцеления.

Такие больные перед впадением в бессознательное, предагональное состояние просто «измочаливают» родных и окружающих своим страхом. Медики чувствуют себя после такого неудачного исхода обессиленными. Но не потому, что не смогли оказать помощь в полном объёме и спасти пациента. Опустошённость и потерянность испытываешь оттого, что смерть здесь победила человека.

К слову сказать, точно такие же «побеждённые» страхом больные встречаются там, где все стены увешаны иконами, столы завалены религиозной литературой, везде сумеречно мерцают лампады, а больные вместо прописанных врачами лекарств пьют только святую воду, многие литры которой в разной таре можно увидеть повсюду в квартире.

А вот после смерти того священника до сих пор, как ни странно, во мне живёт чувство тихой радости. Там смерть не одержала победу. И когда я «прокручиваю» в памяти 2–3 подобных случая из моей практики, сам собой возникает вопрос: «Смерть, где твоё жало?» (Библия)

Петр Гурьянов 

Баркашовцам в Харькове нужна помощь!

Петрович пишет в своем ВК, что добровольческим подразделениям РНЕ требуются теплые зимние вещи, термобелье, сигареты, консервы, продукты питания. ОЧЕНЬ просим Вашей помощи в сборе финансовых средств по следующим реквизитам
— Сбербанк, номер карты для перевода: 5469 4000 1604 8998
Просим также МАКСИМАЛЬНЫЙ РЕПОСТ данного сообщения.
Заранее благодарны Вам за Вашу помощь и Ваш посильный вклад в наше общее Святое Дело.
Сейчас добровольцы РНЕ "заблудились" в Харьковской области. И блуждают там, "никого не трогая". Бендеровская сволочь в Харькове теперь очень переживает за свое здоровье. Потери сволочь тоже скрывает.
llM6Qqgxruc

Collapse )