Category: лытдыбр

О журнале, банах, позиции и френдах

Этот журнал есть выражение личной позиции автора, а не позиции каких-либо организаций. В целом, автор стоит на позициях национал-патриотизма.
Каждую запись, которую можно истолковать против автора, нужно воспринимать как оценочное суждение.
Банить и стирать комменты буду за рекламу, очевидный дебилизм комментов, отъявленную пропаганду русофобии и прочих мерзких вещей (педофильство всякое, откровенная клевета и т.п.), употребление слов "Рашка", "Лугандон", "вата" и т.п.,  а также за оскорбления автора журнала.
Френдю по своему усмотрению тех, чьи журналы считаю интересными. Если вы зафрендили меня, и в ваш журнал не пустой, наполнен интересными записями, то в 99% случаев я зафрендю вас в ответ в качестве благодарности за внимание к моему журналу, если вы не бот и ваш капитал больше 10.
В редких случаях указанные выше правила могут иметь исключения.
Премного благодарен за внимание.

________________
РЕКЛАМА в моем журнале - в личку
________________

Мой аккаунт в Facebook для оперативной связи и дружбы: Макс Фукс
Мой аккаунт в Twitter для фолловинга: Фукс Макс
Теперь и в Телеграмм: Охранитель

Не покупай продукцию с Украины, не корми нацистов!
0000035320-ukrainskie-tovary1
promo maxfux january 16, 2017 17:37 332
Buy for 150 tokens
Тут народ задается вопросом, нужна ли России Украина? А если нужна, то в каком виде. Ведь это палка о двух концах. С одной стороны, исторические территории, с другой - одурманенное население. Понятно, что администрация Трампа, скорее всего, сольет Украину. Толку в ней для США особо нет. Европейцы…

Прелепин макнул в дерьмо Васю Обломова

Миллионер Вася Обломов рассказывает миллионеру Дудю о том, что они оба живут в стране, где всё заточено на то, чтоб кормить милитаристскую, имперскую сволочь. Где государство поощряет и буквально обеспечивает баблом всякую слизь, катающуюся петь террористам и боевикам и славящую войну.

Это всё смешно, потому что государство этим не занимается вообще. Государству нет до этого никакого дела.

Я это говорю, как человек, который организовал и провёл самые крупные рэп и рок-фестивали на Донбассе.

Никаких государственных преференций, и более того — денег ни Юля Чичерина, ни Александр Дадали, ни Вадим Самойлов, ни Рэм Дигга, ни «Бах-Компот», ни «Зверобой», ни Хаски, ни Александр Скляр, ни «Калинов мост», ни Сергей Маховиков, ни Джанго не получали. В России в связи со своей позицией по Донбассу они имели только неприятности: в лучшем случае им незримые руководители культурных процессов ставят их поведение на вид, в худшем — вышибают из радио-ротаций и фестивальных площадок.

Напротив, самые благополучные, самые оплачиваемые российские артисты в глаза никакого Донбасса не видели и никогда там не окажутся. Себе дороже обойдётся.

Ни один «новогодний» артист, кроме, кажется, Олега Газманова, к Донбассу и на сто километров не приближался.

Обратите внимание, что в недавно созданном комитете по культуре при Госдуме никого из перечисленных мной артистов нет, зато Андрей Вадимович Макаревич, известный своими убеждениями противоположного толка — есть. Мне не жалко, пусть он там будет — я просто всерьёз не понимаю, о чём поёт Вася.

Может, он болеет, наш правдолюбивый, наш бесстрашный?

Это такой перевёрнутый мир нас настиг.

Действительно бесстрашная Юля Чичерина — на своей машине, за свои деньги — ездит по десять раз в год в Донецк и даёт там на передовой — в самом буквальном смысле на передовой, метров за семьсот от «той стороны», — концерты, но бесстрашным у нас в глазах миллионных продвинутых масс выглядит стригущий, как лишай, бабло Вася Обломов, вот совсем-совсем не боящийся страшной репрессивной машины. Набрав слюны, он плюёт в слово «Новороссия» — но этого слова само государство боится, как огня, и давно предпочло забыть.

Шоу-биз и «культурная политика» в России построены таким образом, что в зону риска попадают люди с, прошу прощения за патетику, патриотической гражданской позицией. Короли эфирной сетки даже слова такого «Донбасс» в губах не держали.

Но прогрессивным правдорубам мало такого положения вещей.

Вася Обломов — не от большого ума это делает, конечно. Он обычный, ни черта не соображающий, пошляк.

Но когда воинствующих пошляков — миллионы, это как-то даже скучно.

Завтра Вася совершенно спокойно соберёт во враждебном, милитаристском, угарном рашкостане самый большой, самый элитный зал, на концерт его придут самые богатые, самые достойные обитатели самых лучших московских квартир и подмосковных дач — и будут хором петь про зверьё Донбассе, то есть, про людей, которые пятый год живут на шесть тысяч рублей в месяц под звуки ежедневной канонады, или воюют за шестнадцать тысяч рублей в месяц, становясь калеками и умирая.

И Вася Обломов будет чувствовать себя Высоцким, а пять или десять тысяч хозяев жизни — слушателями Высоцкого.

И чего с вами делать теперь? Удавиться только можно, на вас глядя.

Вы думаете, это вы хотите революции? Когда придут те, кто хочет революции, вы взвоете. Молитесь на ваш Кремль. Это ваша личная охрана, невменяемые вы дети.(с)

Не бывает "нормального украинства"

Очень показательный отрывок из диалога "нормального украинца", политолога Волошина с министром-русофобом Омеляном.

В выделенных словах Волошина вся суть "нормального украинства". Оно неотделимо от украинства "ненормального", поймите это. Они - одно целое. Они - плоть от плоти друг друга. И сами себя они воспринимают как одну нацию, как один народ. Да, у нас есть такие вот с прибамбахом, говорят "нормальные украинцы" про майданутых, но они наши. Мы, русские, для них чужаки, а вот этот скачущий русофобский скот - это "наши". С прибамбахом, но наши.

Я недавно как раз приводил слова главного украинского политолога Погребинского, который заявил, что "пришло время для серьезного разговора с вменяемыми представителями майданного лагеря".

Вот это то самое. Они помирятся, поверьте. Милые бранятся - только тешатся.

Четыре с лишним года я очень пристально слежу за украинскими событиями. Сложно найти человека в России, кто был бы более погружен в эту тему. Мониторю соцсети, смотрю их тв, слушаю и читаю самых разных экспертов и ЛОМов и т.д. и т.п. Поверьте, я знаю о чем говорю. И мой вердикт однозначен: нет украинцев, которых русский человек может воспринимать "по-братски". Не существует в природе. Самый адекватный, самый нормальный, самый правильный украинец - нам не друг. Я не к тому клоню, что они нелюди какие-то, все поголовно 100% вражины и так далее. Да, я их не люблю всех, но сейчас я не преследую цель расчеловечить хохлов в ваших глазах. Нет, просто они нам не братья, не друзья и не союзники. Они нам чу-жи-е. С точки зрения взаимоотношения наций. У вас может быть личный друг украинец, я ж не против. Но я сейчас о другой категории - о взаимоотношениях между народами и государствами. И нам, русским, пора уже давно отойти от советской матрицы и научиться смотреть на эти вещи исключительно с позиции нашего русского национального интереса, а не опираясь на фантомные боли про интернационализм, дружбу народов и концепцию "братских народов".

Сама украинская идентичность - это выбор и выбор сознательный. Выбор, который означает только одно: не быть Россией и не быть русскими (и делают этот выбор, как правило, этнические русские). Все самые хорошие, и правильные, и пророссийские украинцы, которых я встречал за эти 4,5 года - это люди, желающие жить отдельно от нас. И желательно в Европе. Если человек говорит, что он украинец - всё. Это отрезанный ломоть. Нет украинцев, которые хотели бы строить с нами одну страну. Не-ту. Они не хотят и НИКОГДА НЕ ХОТЕЛИ быть с нами, делать одно дело, жить в одном государстве и создавать одну империю. Для них всё это - немыслимая, непонятная дичь. Это для русского самосознания 1991 год воспринимается как трагедия в части раскола единого народа на три государства. Это русские воспринимали произошедшее как недоразумение и верили, что рано или поздно всё вернется на круги своя. Для украинцев (да и для белорусов) всё совсем по другому. Они наконец-то дождались НЕЗАВИСИМОСТИ. Поймите это.

Еще раз: если человек называет себя украинцем, тем более сегодня, после всего того, что случилось, это окончательный диагноз. Для русского цивилизационного проекта он если и не враг, то, как минимум, не друг. Просто запомните это. Я не призываю никого из вас ненавидеть их, ненависть ослепляет и мешает принимать прагматичные решения. Я просто хочу, чтобы русские перестали воспринимать их как братьев или друзей. Не друзья они нам, и не братья. И никогда таковыми не были. И не станут уже.

Есть единственный только способ вовлечь часть этой общности назад в Русский мир - если они сами сделают осознанный цивилизационный выбор в пользу русской идентичности. То есть тупо возьмут и скажут: е@ал я в рот эту грязь и вонь шароварную, я - русский, я - наследник великой империи, великой мировой культуры, а все эти ублюдочные эксперименты над мои народом (польские, прусские, австро-венгерские, советские) - в печь. Только так и никак иначе. Запомните это.

Кто захочет спастись сам и спасти своих детей из этой провинциально-хуторской блевотины, тот спасется. Таковых будет достаточно, поверьте. А все эти гордые, самостийные и незалэжные, Лены Бондаренки, Миши Погребинские, Василии Волги, Мирославы Бердники и несть им числа, всем этим антимайдановцам и борцам с бандеровцами, - всем им мы должны беззлобно сказать одно: нахуй. Без злобы. Без ненависти. Просто нахуй. Живите как хотите, только нас не трогайте. И на нашу поддержку больше не рассчитывайте. Как будто нас нет. И всё.

Естественно, по праву исторической справедливости и по праву сильного, мы заберем себе те исторические русские земли, входящие ныне в состав страны-помойки, где будут преобладать русские люди, сделавшие сознательный выбор в пользу России. Но всех остальных - нахуй.

Они, правда, очень рассчитывают "наладить отношения". Повернуть всё вспять. Сесть на крантик с деньгами между ЕС и Москвой и сосать у двух телок, выгодно торгуя собой как у них это получалось в лучшие времена. Вот именно для этого момента нам и нужно осознать и принять все вышенаписанное. Чтобы в этот самый момент сказать им всем: ребят, без обид, но просто идите нахуй. Нам от вас ничего не надо. С этого дня мы - чужие друг другу люди. Нахуй.(с)
автор: arguendi

Французская журналистка в Донецке: Европейские СМИ сейчас - это американская пропаганда

Миссия ОБСЕ, работающая на протяжении нескольких лет на территориях ДНР и ЛНР, упорно не замечает обстрелов с украинской стороны. Почему так происходит рассказала французская журналистка Кристель Неан. Она готовит репортажи для агентства «DONI - Donbass international news agency» в Донецке.

Девушка оставила Францию, чтобы рассказывать соотечественникам и всему миру правду о происходящем в непризнанной республике.

Корр.: - Что вас привело в Донбасс?

К. НЕАН: - Вначале я просто готовила информацию о конфликте, оказывала гуманитарную помощь, помогала деньгами, но мне хотелось сделать больше. Чем больше я читала и проникалась ситуацией, тем мне больше хотелось оказаться на месте событий. Я поняла, что моя душа - русская, и мне нужно там быть.

Корр.: - Так сразу и решились? Всё-таки это достаточно серьёзный шаг.

К. НЕАН: - На самом деле я больше месяца думала, всё взвешивала. Ведь тогда бы мне пришлось всё бросить, а это непросто. У меня была работа в Люксембурге, вся моя семья рядом, во Франции. Было сложно, но я решилась. В марте 2016 года я сделала все необходимые документы на себя и свою собаку, собрала сумку, села в машину и поехала в Донецк. Добиралась через Германию, Польшу, Прибалтику, Россию - шесть дней в пути и я в Донецке!

Корр.: - Прибыв на место вы сразу включилисьв работу?

К. НЕАН: - Да, у нас два веб-сайта, dninews.com на английской и dnipress.com на 11 языках (включая французский). Также я делаю репортажи на английском и французском на ютуб-канале, копии материалов публикуются на Agora Vox и других платформах.

Корр.: - Однако попасть в «большие» французские СМИ не получается. Почему они не хотят брать ваши сюжеты?

К. НЕАН: - Французские СМИ сейчас в массе своей - это американская пропаганда. Они, как и основные европейские СМИ, - проукраинские. К нам в прошлом году приехал молодой французский журналист. Он хотел подготовить для «Le Figaro» объективные публикации с места конфликта. У него получилось создать прекрасный честный материал. Но «Le Figaro» сказали репортёру «до свидания», поскольку правда - это не то, чего они хотели.

Сегодня состояние европейских СМИ - это не журналистика. Тот же Макрон сказал однажды, что «Sputnik» и Russia Today - это не журналистика, а пропаганда. На самом деле, это французские СМИ - сейчас не журналистика, а пропаганда. К нам приезжала журналистка «France24» в 2014 году, она делала репортажи. Но все её сюжеты оказались фейком, где белое объявлялось чёрным и наоборот. В европейских СМИ всё уже давно делается по нарративу в интересах США.

Потому что сейчас ЕС - колония Соединенных Штатов. Американцы говорят «вводить санкции» - европейцы вводят. Даже несмотря на то, что это вредно для их же экономики! США говорит, что Россия - страна-империалист, и европейские СМИ это повторяют. Дебилизм!

Корр.: - А как сейчас обстоит дело с обучением журналистской профессии в вузах Европы? Ведь кто-то же делает журналистов таковыми, лишает их умения подходить к освещению процессов объективно?

К. НЕАН: - Уже когда студенты приходят в университет изучать журналистику, начинается их форматаж. Если вы придерживаетесь пророссийских взглядов, у вас будут проблемы. Вы должны быть в струе и озвучивать позицию, которая не отличается от общей повестки. Я знала студентов, споривших с преподавателями, что империализм - это США. У ребят были потом проблемы с устройством на работу. Ведь в редакциях им придётся озвучивать определённую точку зрения или с ними попрощаются как с тем журналистом «Le Figaro». Невозможно в крупном французском СМИ быть независимым во взглядах.
Collapse )

Если бы не покончил собой, уверен, устроил бы теракт

История про несчастного школьника-химика Дениса Лебедева, которого поганый полицейский режим довел до самоубийства, обретает новые краски. Оказывается, непризнанный гений вполне мог устроить самый настоящий террор. Он мнил себя Богом, который может решать судьбы тысяч людей.

"Больше всего нравилось самостоятельно синтезировать из подручных средств различные вещества.
«Все началось безобидно: аптека, нитроглицерин, нитрид трииода, киса, нитрогликоль. Взрывчатка, в общем», — рассказывал парень своей девушке Карине".

Безобидно - это взрывчатка. Нормально да? Потом он познакомился с таким же как он - очередным непризнанным гением-химиком. И вместе они стали шастать по заброшенным заводам и лабораториям, разыскивая нужные им химикаты.

Процитирую: " Эксперименты с опытным напарником стали куда серьезнее — вершиной совместного «творчества» стал Циклон Б. Пестицид, который использовали нацисты для массового уничтожения людей в газовых камерах лагерей смерти. Чуть позже Денис поймет — это был первый «звоночек», но остановиться он уже не сможет.

«В ноябре 2015 года мы оба одновременно свихнулись на радиоактивных веществах. Он пошел на кафедру радиохимии и украл 2 пробирки урана. Естессена одна мне».


Спустя месяц, пропажу обнаружили. Уран вернули в лабораторию. А вот для друга такая выходка оказалась «фатальной» — его отчислили с кафедры, позже с университета. Но азарт ребят был несокрушим! Рейды в поисках «чего-нибудь интересненького» продолжались. Объекты стали серьезнее и менее доступными, где-то приходилось пробираться через охрану, вскрывать замки и вовремя «делать ноги».

«Уже на новогодние праздники мы нашли более серьезный объект, нам тогда так казалось. В реале это тоже оказалась большая помойка, но внезапно я нашел там почти килограмм нитрата тория».
Collapse )

Красовский: У Собчак связи меняются в зависимости от того, у какой подружки появился новый джип

На "Эхе Москвы" вышло забавное интервью с Антоном Красовским. Чем примечательно это интервью? Прежде всего, характеристикой Ксении Собчак, которую ей дает сам Красовский.

Из него выходит, что Собчак не чистая на руку дама, которая не любит платить людям, и рассматривает людей только в контексте подчиненный-начальник. Собственно, это чувствовалось всегда. Но теперь мы узнаем об этом из первых рук. А также о том, что сама она не разделяет те ценности, которые декларировала в рамках предвыборной кампании. В общем, почитайте этот отрывок из интервью, и все станет понятно:

А.Нарышкин
― Сколько стоит предвыборная консультация от Антона Красовского?

А.Красовский
― Почасовка. Можно…

А.Нарышкин
― Я хочу попробовать свои силы в мэрской кампании.

А.Красовский
― Значит, Алексей, когда вы объявите об этом, мы с вами поговорим, это будет отдельный разговор и расценки. Мы согласуем вашу кандидатуру с Анастасией Владимировной Раковой. Это отдельная будет цена.

А.Нарышкин
― То есть, это под ключ будет?

А.Красовский
― Ну, как скажете. Слушайте, можно под ключ, можно разобрать на кубики.

А.Осин
― Тебе дешевле будет, чем Собчак.

А.Красовский
― Не факт. Почему, к Ксении Анатольевне у меня прекрасное отношение, с одной стороны у нее была скидка, с другой стороны, другую скидку она себе сама организовала.

А.Нарышкин
― Что вы имеете в виду?

А.Красовский
― Ну так вот она решила так сделать. Она решила сама так немножко подскинуть.

А.Осин
― То есть, она нагрела вас на деньги?

А.Красовский
― Ну, да.
Collapse )

Расчленители. На "форуме Свободной России" решили делить страну на 10 княжеств

12 апреля в Вильнюсе работало психиатрическое общество страдающих депрессивной формой ненависти к России. Несмотря на исповедальный характер первого дня работы и расслабляющую атмосферу старого Вильнюса, и даже само название — «собрание «Свободная Россия» — «свободная» в данном случае значит «спокойная», «расслабленная», как бывают свободные, ну, например, трусы.

Так вот, несмотря на все эти предпосылки, успехи в излечении более чем скромные.

Вот, например, что сегодня санитары зафиксировали в речи пациента.

Аркадий Бабченко: «Лично для меня самым оптимальным вариантом на месте этого гигантского кровавого монстра было бы 10 удельных княжеств, которые занимались бы внутренними разборками, которые бы там воевали друг с другом, а дальше, за поребрик, больше бы не лезли. Вот меня бы это устроило вполне. После этого я бы закончил свою оппозиционную военно-корреспондентскую деятельность и пошел бы писать детские книжки. Вот для меня это был бы лучший вариант».

Про десять удельных княжеств — это про нас с вами, про Россию, если вы не поняли. И в этой связи, конечно, очевидно, что пора от релакса и бесед переходить к сильнодействующим препаратам. Не верите?

На второй день форума оппозиционеры ожидали самых почетных гостей. В отличие от рядовых участников они прибывали на черных автомобилях с тонированными стеклами и, чтобы не встречаться с российскими журналистами, заезжали на охраняемую подземную парковку. В одном из таких автомобилей приехал и Витаутас Ландсбергис.

Бывший председатель Верховного совета Литвы, это он в 1991 году возглавил выход Прибалтийских республик из состава СССР, что стало началом распада страны. Сегодня ему 85, и теперь он мечтает о том, чтобы с мировой карты исчезла и Россия. Об этом он и решил поговорить с представителями несистемной оппозиции.

Витаутас Ландсбергис:
Насколько демократическая оппозиция готовится к будущему? Это мирная передача Дальнего Востока Китаю. Как Россия это видит, потому что это, ну, неотвратимо. Статус Крыма после развала России. Потому что Крым, ну, не тот, возвратить Украине уже нереально. Работает ли оппозиция и форум «Свободной России» над такими прожектами или концепциями? Что после? Что завтра?

Такой неожиданный поворот либералов нисколько не озадачил. Гарри Каспаров признался: он давно над этим размышляет, но пока окончательно не решил, под чью именно власть отдать богатые природными ресурсами территории.

Гарри Каспаров:
Ясно совершенно, что гигантские территории с огромных количеством полезных ископаемых должны качнуться или в одну сторону или в другую сторону. Просто поэтому или Китай, или вот это паневропейское, евроазиатское объединение по европейским правилам, что очень важно, то есть интеграция России в европейское пространство. Может ли это случиться в России в ее нынешних географических границах? Спорный вопрос. И совершенно не факт или, точнее, даже факт, что вряд ли многие из них захотят там на том же Северном Кавказе жить по законам европейским.

Участники с организатором форума не согласились. Бесспорно, в нынешних границах, по их мнению, Россия не должна существовать. Вот, например, приехавший из Чехии Аркадий Бабченко признался: в этом смысл всей его жизни.

Аркадий Бабченко:
Лично для меня самым оптимальным вариантом на месте этого гигантского кровавого монстра было бы 10 удельных княжеств, которые занимались бы внутренними разборками, которые бы там воевали друг с другом, а дальше, за поребрик, больше бы не лезли. Вот меня бы это устроило вполне. После этого я бы закончил свою оппозиционную военно-корреспондентскую деятельность и пошел бы писать детские книжки. Вот для меня это был бы лучший вариант.

Начинать расчленение России предложил с Крыма. Заявил: первым делом после прихода либералов-оппозиционеров к власти полуостров необходимо передать Украине. Собравшиеся в зале не спорили. Для них это дело решенное. Осталось разве что уточнить технические детали.

Гарри Каспаров:
Я считаю, что должны быть одномоментно приняты все решения, отменяющие все преступные акты путинского режима, включая аннексию Крыма. Это происходит одномоментно.

О том, что сами жители Крыма на референдуме в 2014 году однозначно высказались за возвращение в состав России, оппозиционеры даже не вспомнили. Мнение жителей полуострова их вообще, как выяснилось, не слишком интересует. Пусть все решают в Киеве. Украинские участники форума поддержали: мол, вообще, какая разница что думают люди, главное — получить власть.

Тарас Березовец:
Всегда надо верить в то, что 99 процентов страны, каких бы они взглядов ни придерживались, они все равно будут следовать одному проценту. Необходимо некачественный один процент нынешней российской верхушки заменить одним процентом, который у России точно есть. И не только здесь, но и в самой России.

В недавнем прошлом активный участник событий на Майдане, безусловно, знает о чем говорит. Именно так меняли власть в 2014 году на Украине. А наиболее недовольных потом стали уничтожать. Те, кто называет себя российской оппозицией в Вильнюсе, согласились: применение силы к тем, кто не разделяет демократические ценности свободного мира, способ действительно более доходчивый.

Сергей Гуляев:
Нам придется все-таки пройти через период нашей жизни, который будет называться принуждение к демократии. Принуждение, именно принуждение к демократии. Вот этот период будет очень болезненный, тяжелый, но нам нужно будет перевернуть. Самое главное — революция будет в умах этих людей.

Это предложение никаких возражений не вызвало. Свободу для России участники движения с названием «Свободная Россия» видят более или менее одинаково. Но внезапно либералы озадачились. Они ведь уже договорились, что люстрируют всех, кто имеет отношение к сегодняшней российской власти. А у либералов, оказывается, острый кадровый голод.

Илья Пономарев:
Кто из вас имеет хоть какой-то опыт реальной экономической хозяйственной деятельности. Как будем решать проблему управления экономикой, когда наконец придем к власти?

Дмитрий Некрасов:
Способные и компетентные в очень значительной степени, они находятся там, то есть, грубо говоря, если мы говорим о возможности, о способностях оппозиции, грубо говоря, заместить 100 тысяч человек, я не вижу таких возможностей. Я даже на 10 тысяч не вижу таких возможностей. У оппозиции реально очень мало компетентных людей, которые могли бы занять большое количество позиций. И вообще если уж так сильно фантазировать — я в целом какие-то радикальные изменения к лучшему видел бы только в условиях завоза, не знаю, 30 тысяч голландцев, датчан, кого угодно, из других стран. Внутри страны реальных то кадровых резервов в большом количестве нет.

И вообще все лучшие люди, согласились участники, уже собрались в Вильнюсе. Именно отсюда и решили приступить к формированию будущих органов своей власти. И выбрали среди себя политическое руководство, которое и должно стать ядром будущей российской власти.
За всеми этими увлекательными дискуссиями участники явно в какой-то момент забыли о логике. И остался невыясненным один вопрос: какой же страной они будут управлять, если сами же решили Россию расчленить?

В принципе, хорошо, что товарищи сами трезво оценивают свои шансы. Но вот что хотелось бы сказать уже серьезно. Конечно, кажется, все это совершенно несерьезно. Ну, пара сотен перевозбужденных неудачников без шанса на успех. Что здесь такого страшного? Ну, допустим, их не двести, а даже две тысячи. Ну и что?

А вот что. Сейчас их две тысячи. Двадцать лет назад их было двести тысяч. А сто лет назад их было два миллиона. Все это немного. И историческая динамика вроде бы положительная. Но эти люди до психоза, до трясучки ненавидящие нашу страну, всегда были и остаются.

Об этом еще Достоевский роман написал с характерным названием — «Бесы». Было это полтора века назад. Но, даю слово, читается как сегодняшний комментарий к форуму в Вильнюсе. Что это за явление такое? Ни в одной стране такого больше нет. Такого сообщества животной ненависти к своей родине.
И главное — что с этим делать? Плевать? Уже пробовали. Во времена Достоевского, да и позже так и поступали. Итог всем известен. Сто лет в себя приходили. Как жить рядом с людьми, которые просто больны ненавистью к тебе? Есть и спать не могут от ненависти.

Конечно, самый простой ответ — кому-то уехать. Но ведь 145 миллионов не могут уехать по воле двух тысяч. А две тысячи — не хотят. Они любят нас ненавидеть. В этом биологический смысл существования их вида. Так что делать? Честно говоря, я просто не знаю. (c)

Дети разочаровали Дмитрия Быкова. Они не боятся железного занавеса

Известный либеральный литератор и журналист Дмитрий Быков решил проверить детишек на вшивость. Дескать, как они себе представляют существование за железным занавесом, который непременно ждет Россию.

И вот, дети элитной школы, где преподает Быков, ответили ему. Оказалось, что это поколение на порядок умнее школоло 80-х, считавших, что там за занавесом сплошное благоденствие, джинсы, жевачка и 200 сортов колбасы. И что непременно нужно скидывать этот занавес и бежать туда, в прекрасное западное будущее, а может и просто на запад.

Современное поколение детей, видавшее запад, понимает, что это миф, "американская мечта", развод для лохов. И оно совершенно не боится "железного занавеса", как боится его Быков и ему подобные. "Занавес, так занавес - проживем и станем только сильнее", - рассуждают молодые. Они не видят никакой катастрофы. Они - уже другие, отличаются от Быкова и иже с ним. Для которых советское боготворение запада так и осталось культом.

"Темой для обсуждения с моими учениками выбран по решению редакции железный занавес: опустится ли он и как за ним жить.

В этот раз я обратился не только к восьмиклассникам, посещающим мой творческий семинар, но и к старшим классам, где иногда веду литературу. Политические вопросы трудно обсуждать вслух и при всех, и я попросил написать короткое — два-три абзаца — сочинение. Результаты меня не то чтобы ошеломили — ошеломить современного учителя не так-то легко, — но несколько удивили.


Ника (15 лет):

«Железный занавес для меня — это невозможность путешествовать, самая, казалось бы, большая беда. Но! Это позволит сконцентрироваться на путешествиях по России — я была трижды в Турции, но ни разу на Байкале.

Прекращение связи с жителями зарубежных стран — тоже проблема. У меня бабушка на Украине. Еще в СССР это ладно, Украина в его составе была, а теперь как? Она ведь отошла от нас очень далеко, и судя по истории с Савченко — это никак не сделало их лучше.

Железный занавес болезненно отразится на современном молодежном обществе — жизнь без привычных сегодня предметов (айфонов, Шерлока, кентукки-фрайд-чикен и т.д.) будет адом. Но, к счастью, я способна не зависеть от этого. И мне не очень нравится фастфуд (наш сравнительно лучше, типа "Теремок"). Конечно, жаль, мы снова спрячемся в раковине, но тогда родится жемчужина. Обращение России к самой себе возродит уровень культуры и всего-всего.

Я за занавесом выживу, страдать не буду. Мое будущее не обязано зависеть от Европы, Америки, Азии. Я настроена больше объективно патриотично, чем космополитично».

Андрей (14 лет):

«Разговоры про железный занавес мне довольно смешны. Я их слышу и дома иногда, и по телевизору, когда заходит речь про изоляцию. Люди, опомнитесь, стыдно! Какая изоляция, двадцать первый век! Все это смешно. Это можно представить как пугалку, но даже в Китае не получилось, и надо всех расстрелять, чтобы интернет перестали обходить. Если хакеры влезают в выборы и в спецслужбы, то блокировку они как-нибудь обойдут. Даже родители не могут ребенка на 100% контролировать, и пока одна спецслужба будет контролировать один сайт, вырастут, как грибы, десять новых. Ушел человек из-под контроля, все! Я и сейчас уже немного шарю, а буду программистом, и тогда мне просто будет смешно.

А заграничные поездки закрыть они никогда не решатся, потому что их в России никогда стопроцентно не закрывали. Люди в России имеют большой опыт жизни при любых решетках и занавесах, и дед рассказывает, что в ЦК все Высоцкого слушали. А те, кто хочет жить при занавесе, те и так при нем живут, они даже загранпаспорт не делают, у нас на даче под Псковом половина соседей даже в Украине не была. Сейчас занавес каждый сам себе закрывает и открывает, и с теми, кто мне не нравится, я просто могу не пересекаться».

Валентина (15 лет):

«Для России железный занавес был временем особенного развития науки и культуры. Россия так устроена, что она лучше всего отвечает на вызовы. Мы не очень хорошо умеем жить обычной жизнью, но когда нам объявляют войну, мы быстро мобилизуемся. Я была несколько раз в Латвии, не на неделю, а на месяц, и я знаю, какая там дискриминация русских. Я знаю, как нас поучают с высокомерием. Мой дядя вернулся из Америки после 7 лет эмиграции и больше никогда туда не ездит.

Да, может быть, в мирное время мы расслабляемся, но мы лучшие солдаты и зреем в противостояниях. Россия всегда лучшие результаты показывала во время войны, горячей или холодной. Бывают народы-строители или народы-промышленники, или народы-кулинары, как французы, а бывает народ-воин, и это всегда были мы. Русские — надежные друзья и лучшие враги. Тот, кто думает, что русских можно обмануть, тот обманывает сам себя. Русские воины ценились во всех странах, их старались нанимать, в Иностранном легионе они были лучшие. Железный занавес для нас — можно сказать, долгожданный подарок, способ сосредоточиться, найти независимость, поднять промышленность и показать себе и всему миру, на что мы бываем способны».

Олег (16 лет):

«Я думаю, что железный занавес — это очень хорошо. Объясню на личном примере. До того, как я пришел в эту школу, я учился в другой, совсем не такой продвинутой. В классе был человек, про которого все, даже люди в его шайке, хорошо знали, что он зло. Ему нравилось мучить людей, животных, вообще он находил удовольствие в том, чтобы делать любые гадости, которые я не буду описывать. И однажды у меня был разговор с учителем физкультуры, самым умным человеком во всей той школе. Я его спросил: почему Фомина никто не остановит? И он мне сказал: Фомин проверяет границы. Он сам ждет, пока его остановят, но Фомина никто не может остановить, пока он не доиграется. Надо отойти в сторону и посмотреть, когда он доиграется. Фомин доигрался очень скоро. У него случился перелом основания черепа без чьего-то участия. Я думаю, что иногда действительно лучше не вмешиваться.

Кроме того, я думаю, но этого я вас прошу под моим именем не печатать, что железный занавес вообще хорошая тактика. Если бы в 1933 году одна страна, не будем называть, была окружена железным занавесом, то ничего бы не было. Но СССР благополучно ей продолжал поставлять сырье, и Англия поставляла шерсть и сукно, и с оружием ей помогали, и с продовольствием, под тем предлогом, что там же старики и дети, а не только штурмовики. И я думаю, что тогда железный занавес мог бы оказаться очень полезной вещью. Это было бы, как в той рекламе про сок, где налей и отойди, с той разницей, что можно было бы и не наливать».

Алина (14 лет):

«Очень прошу вас это в классе не зачитывать.

ДЛ, я сама живу за железным занавесом, и ничего плохого в этом нет. У меня никогда не было друзей среди одноклассников, мои друзья все меня старше, и это в основном друзья родителей. Так получается, что мне почти ни с кем не интересно. Меня еще в первом классе не могли выгнать гулять, я сидела с книжкой, даже с несколькими, и мне было гораздо интереснее. Когда мне говорят, что надо общаться, я все время не понимаю — зачем? Книга пишется в одиночку, лучшие мысли придумываются в одиночку, мозговой штурм, который у нас иногда устраивают, мне только мешает. Если бы можно было жить совсем одной или с одним-двумя ближайшими людьми, я бы совсем не возражала. Все, что мне надо, я могу найти в книге или в себе, или в интернете, если не лазить в чатики.

Я недавно прочла книжку про Фрэзера, не самого Фрэзера, а о нем. Он говорил, что человек живет не в реальности, а в мифе. И вот я думаю, что из всех мифов, которые есть сейчас, миф Путина самый удачный, просто если смотреть на него со стороны, именно как на миф. Мы против всех, почти одни, это красиво. Глобализация стирает лицо, а мы не хотим стираться. Мы не соглашаемся принять американское владычество. Если не смотреть на то, правда это или нет, а просто наблюдать как за легендой, то мы сейчас единственная страна с мифом. Можно сказать, что мы страна художников, и у Путина все получилось. Неважно, чего он хотел, но миф он построил, и все предпочитают жить в нем. Мы же не спрашиваем Роулинг, насколько правдивы ее книги, мы просто все хотели бы в них жить. Я человек книжный, как вы говорите. И я лучше буду жить в придуманной России, чем в настоящей. И вы, кстати, по-моему, тоже»."

Наши порноактеры куда патриотичнее "атлетов из России"

Прочитал интервью с Алексеем Маетным, который выиграл 4 порнооскара в США. И знаете что? Маетный на на порядок патриотичнее наших атлетов, честнее и ярче.

Чего только стоит этот ответ:
"Парень из России живет между тем в Штатах. Ты себя сейчас кем ощущаешь — россиянином или американцем?

Конечно, россиянином! Если я скажу иначе, мне бабушка яйца оторвет! Бабулю я очень люблю. Ей 84, у нее айпад, и мы с ней общаемся каждый день. Так вот... Я патриот. Я русский. Да, американцы меня приняли, помогли мне и поддержали. Но я не какой-то там сраный иммигрант, который уезжает в Америку, а потом свою страну поливает грязью. Я стараюсь всегда достойно представлять Россию, тем более что ко мне постоянно обращаются с вопросами про нашего президента: как он, что он?"

Зацените фразу про "сраного эмигранта"! Это же круть.
Далее он говорит о нации. Можно соглашаться, можно не соглашаться, но парень не дурак:
"Смешно. Но я о другом тебя спрошу: получая награды, ты благодарил со сцены свою жену Бриджит Би, продюсера, коллег и так далее. Но ни слова не сказал о родителях и бабушке. Это от скромности?

Это оттого, что я не изобрел лекарство от рака, я не полетел в космос. Я отличаю унитаз от умывальника (если вы понимаете, о чем я), а потому не позиционирую себя как суперзвезду. Я просто пытаюсь сделать так, чтобы нас уважали, чтобы во всем мире поняли, что русские мужики могут всех трахать, что они как жеребцы, что сегодня на них надо смотреть так, как раньше смотрели на итальянцев и французов. Потому что русская нация сегодня — самая возбужденная, ведь у нас в отличие от многих других есть характер и сила. Почему? Может, потому что в России такой климат. Может, потому что в СССР секс был под запретом, что всем пошло только на пользу. Поясню: я, например, рос без телевизора и интернета, потерял девственность только в 18 лет, а потом словно с цепи сорвался. И так было со всей страной. Мы — словно выпущенные из клетки тигры! Жаль только, что при этом многим воспитания и хороших манер не хватает…"

Я вот думаю, что будь у атлетов из России хоть доля той гордости, что у порноактера, они бы никуда не поехали. Самоуважение - это тоже важная составляющая характера. Если его нет - становишься атлетом из России. В общем, лучше смотрите порно, чем олимпиаду.

Брат Михалкова и дивизия СС "Мертвая голова"

Смотрю, в соцсетях вновь всплыла информация, дескать водной брат Сергея Михалкова – служил с 1941 года по 1945 год в гитлеровской армии офицером СС, командиром роты в дивизии СС
"Мёртвая голова".

Даже фотку постят:


На самом деле, все, кто постят это с тем, дескать, брат то у него "каратель-эсесовец" - тупо лгут. Вот полный текст интервью с Михаилом Михалковым на сайте ФСБ России.

"Во время Великой Отечественной он оказался в фашистском плену, скрывался под разными именами. Несколько раз глядел смерти в глаза, стоял под расстрелом. А после войны писал стихи и очерки о тех страшных годах, но все свои литературные труды подписывал псевдонимом, потому что его старший брат был очень известен. Теперь Михаил Михалков не считает нужным прятаться за чужими именами и псевдонимами. Ему 80 лет, за долгую жизнь он повидал немало, но и сейчас, рассказывая о войне, Михаил Владимирович не в силах сдержать дрожь в голосе, а то и набегающую слезу.

- Михаил Владимирович, как в 1941 году вы, восемнадцатилетний парнишка, оказались в фашистском тылу?

- С детства я хорошо знал немецкий язык: моя бонна была немкой. В 40-м году окончил спецшколу пограничных войск НКВД, где тоже изучал немецкий.

В сентябре 1941 года войска генерал-полковника Михаила Кирпоноса, где я служил в особом отделе, попали в окружение. Мне с группой бойцов удалось вырваться. Я попал в штаб 224-й стрелковой дивизии, по ночам ходил в разведку, выясняя расположение гитлеровских войск. Как-то на рассвете заметил в поле стог сена, решил там передохнуть. Приземлился на чей-то сапог. Из-под стога выбрался грузин в немецкой фуфайке, за ним второй - белобрысый парень. Не успели мы и словом перемолвиться, как вдруг над нами, словно из-под земли, вырос немец верхом на лошади. Указывая дулом автомата дорогу, верховой погнал нас троих к дому, над крышей которого развивался фашистский флаг. Там нас обыскали, и старший офицер небрежно бросил фельдфебелю: "Расстрелять".

И вот ведут нас два фашиста по пустынной улице. Миновав село, выходим на картофельное поле. Один немец очерчивает палкой продолговатый прямоугольник, другой передает нам лопаты. Начинаем рыть землю. Каратели стоят в трех шагах от нас и с холодным равнодушием наблюдают, как мы копаем себе могилу, выбрасывая комья земли вместе с картофелинами. Ах, до чего крупна была та украинская картошка! Немцы чуть отошли от нас в сторону, закуривают. В этот момент грузин с лопатой наперевес одним прыжком вылетает из ямы. Я выскакиваю вслед за ним. И мы оба со всего маху оглоушиваем карателей лопатами, бьем еще раз, и все трое разбегаемся в разные стороны.

Потом пять ночей, обходя немецкие посты, я пытался догнать наши отступающие части. В одном из сел зашел в крайний дом, чтобы попроситься на ночлег, и напоролся на фашистов. Они меня схватили и вскоре под конвоем с такими же скитальцами, как я, отправили в лагерь в небольшом городке Александрия Кировоградской области. Надо сказать, что вообще я три раза попадал в фашистские лагеря и трижды оттуда бежал.

После первого побега меня укрывала семья Люси Цвейс. Она выправила мне документы на имя своего мужа Владимира Цвейса, и я начал работать переводчиком на бирже труда в Днепропетровске. Одновременно собирал сведения о немцах и их прислужниках, которые передавал местным подпольщикам, выносил для них с биржи чистые регистрационные бланки, подписанные военным комендантом.

- За все время ваших скитаний какой момент был самым жутким?

- Очень сложный вопрос. Всю войну, которую я провел во вражеском тылу, находился на острие ножа и в любую секунду мог погибнуть. Но были моменты, когда я буквально заглядывал смерти в лицо. Это было в Кировоградской зоне. Там я заболел горячкой и очень ослаб. Мне сказали, что если заплатить немцам-барахольщикам, то они помогут выйти на свободу. Я отдал все свои деньги какому-то худому немцу, который сочувственно сказал: "Болен? Будэш лазарэт!". Он привел меня к бараку, открыл дверь и тычком запихнул туда. С внешней стороны щелкнула задвижка. Я оказался в аду: барак был до отказа набит людьми. Женщины, старики, дети стоят, прижавшись вплотную друг к другу.

На утро следующего дня к сараю подкатил грузовик с брезентовым верхом. Нас погрузили в него. И вот я вместе с женщинами, детьми и стариками стою около рва, длинного, широкого. А машины все прибывают. Обреченных уже человек восемьсот. Слева и справа - танкетки с жерлами спаренных пулеметов. Рядом с ними рота карателей, убийцы стоят молча с автоматами наперевес. Как только прозвучала команда: "Огонь!", мои ноги подкосились, и я в полуобморочном состоянии упал на самый край обрыва. Крики, стоны, ругань, молитвы, автоматные очереди. На меня упало несколько трупов. Потом вдоль рва двинулась рота карателей добивать оставшихся в живых. И наступила тишина. Только изредка доносились приглушенные стоны и отдельные пистолетные выстрелы. Меня спасли прикрывшие мертвые. Очнулся глубокой ночью. Сначала не мог понять: где я, что со мной. Не мог шевельнуть ни одним суставом. Но неистребимая жажда жизни заставила карабкаться вверх, потом долго ползти. В общем, выполз...

- А как же вы затесались в немецкие ряды?
Collapse )